Истории
923

Студенты с другого континента

Студенты с другого континента
Студенты с другого континента

В Новгородском университете учатся более 500 иностранцев и порядка 200 из них — из стран Африки. Студенты из разных африканских стран рассказали, насколько трудно им привыкнуть к жизни в России, климату, новому языку. Как меняется их жизнь после переезда в Великий Новгород, каково им в НовГУ и как складываются отношения с местными.

Эд

Теофилу Себаштиау Мулелену приехал в Великий Новгород из столицы Анголы — Луанды. При встрече говорит: «Люблю, чтобы меня звали Эд, так проще». Он будущий машиностроитель, учится в Новгородском университете на третьем курсе. До этого Эд уже изучал машиностроение после девятого класса на родине. Поэтому, когда предложили учиться в России, решил не менять сферу.

— Государство выбирает несколько студентов, которые хорошо успевают в среднем образовании, — рассказывает он, — и отправляет в разные страны учиться. Почему-то мы сюда попали, а некоторые в Москве, в Питере, в других городах.

— Насколько вам тяжело здесь учиться?

— Достаточно тяжело. Самое трудное для нас — это язык. Тем более, мы учимся технической профессии, а там есть такие термины, которые надо знать. А система образования, мне кажется, всё-таки попроще, чем у нас. Очень сложно учиться в нашей стране. Там какой-то тест написать: нужно ответить на все двадцать вопросов. У вас намного проще.

Спустя год обучения стало комфортнее, студент много общался, говорит, важно больше практиковаться. Но кроме языка в новой стране ещё одной проблемой стал климат.

«Нас предупреждали, что надо тепло одеваться. Я думаю: «Ну, насколько тепло?» Взял одну куртку, ещё одну, но оказалось, что две куртки недостаточно. Было очень холодно. Человек приезжает из страны, где нормальная температура +28-30˚, а тут зима», — вспоминает Эд.

По его мнению, погода влияет на характер новгородцев. Говорит, что видит отличия в поведении горожан, летом они намного дружелюбнее.

В больших городах, в Москве или Петербурге, вообще не случается неприятных историй. В Новгороде всё же люди, наверное, не привыкли к иностранцам, иногда странно реагируют, дети испуганно бегут, а кто-то кричит вслед: «Эй, Обама, иди сюда!».

— До того как я сюда приехал, сообщил моим ребятам, что уезжаю, они такие: «Куда?» «В Россию». «Ты серьёзно в Россию хочешь? Тебя там убьют, знаешь? Ты больше не вернёшься». «Не, вернусь. Почему?» «Для темнокожего вообще там капец», — живо передаёт диалог Эд и продолжает: — Это стереотип. Люди, которые живут за границей, думают, что Россия «стрёмная» страна, тут ходят опасные люди, все злые и могут тебя ударить просто так из-за того, что ты темнокожий. На самом деле, когда я приехал сюда, такого не видел.

Из необычного в России — местная еда. Когда Эд увидел в гостях, как накрывают на стол, удивился, что блюд слишком много: «Как можно всё это съесть?». Кажется странной любовь к солёным огурцам, сухарикам и семечкам, или рис с яйцом как начинка пирога. Студент подробно описывает мне блюда, которые готовят в Анголе. Очень много еды с рыбой. Рассказывает, как её запекают, добавляют салат, банан, майонез. «Банан с майонезом?» — удивляюсь такому сочетанию. «Да, — смеётся в ответ. — Очень интересно. На самом деле вкусно».

В Анголе Эд живёт в столице страны — Луанде. «Порядка 8 миллионов человек живут там, — сообщает студент о родном городе. — Он просто огромный». Страна делится на 18 провинций, Эд побывал в 10 из них. Говорит, территории отличаются друг от друга в плане традиционной культуры. Где-то, например, живут люди, которые едят только мясо и молоко. А на юге есть традиция, по которой двоюродные братья и сёстры могут вступать в брак. Вообще считается, что семья должна быть большая. В семье Эда 16 человек. Спрашиваю: «А какую семью называют маленькой?» «Если люди придерживаются традиционных взглядов, у них маленькая семья, где пять детей». Принято, что у мужчины может быть несколько жён. Так, в одной из провинций есть человек, у которого 40 жён и более 100 детей.

— Со временем всё меняется, — замечает Эд. — В столице уже традиции не так влияют. Люди, можно сказать, более современные. Все живут так же как в Европе.

Зарина

Второкурсница Амелия Зарина Ваш так же приехала из Анголы. Она учится в Институте медицинского образования на специальности «Лечебное дело».

— Я люблю людей. Заботиться о них, — отвечает она на мой вопрос, почему выбрала профессию врача.

Её отец тоже учился в России, в Самаре. Да и Зарина до Великого Новгорода уже уезжала далеко от дома.

— Я жила в Нидерландах десять лет, и жить в Европе для меня не новость, — рассказывает девушка.

Когда она только приехала, условия в общежитии для иностранных студентов были очень плохие. Там не было душевой, пришлось сделать ремонт. Шестнадцать человек скидывались на стиральную машину и холодильник, линолеум, краску для стен. Они купили новые кровати, которые тогда стоили от 6 до 8 тысяч рублей.

Но в целом, отмечает Зарина, учиться в Новгороде комфортно: «Хороший город для студентов». Она уже проходит практику, работала с пациентами «Азота». По словам студентки, новгородцы иногда реагируют на темнокожих врачей, не хотят принимать их помощь. Она рассказала о случае, когда молодая женщина стала кричать, из-за того, что Зарина попыталась снять капельницу.

Неприятные ситуации возникали и в институте: преподаватель на лекции высказал претензии по поводу причёски, синего цвета волос.

— Как вы потом сдавали этот предмет?

— С другим преподавателем. Всё было нормально.  Люди разные, — подчёркивает Зарина. — У каждого свои вкусы. И если тебе не нравится, не надо мне говорить, что тебе не нравится. Я даже не обращаю внимания.

Батинас

— Да, когда мы учимся, есть дискриминация, — подтверждает студент Батинас Дести из Конго. Он учится на третьем курсе кафедры бухгалтерского учёта, анализа и аудита.

— Как это проявляется?

— Между студентами. На первом или на втором курсе я пришёл на экзамен, готовился, мне задавали вопросы, я ответил, и мне в зачётку написали «отлично». Я вышел из кабинета, меня спрашивают: «У тебя какая оценка?» Говорю: «Отлично». «Ну как тебе на «отлично»? Ты ничего не понимаешь!» Я учил. Некоторые думают, что мы не учимся. Просто приехали, в аудиториях сидим, записали лекции — домой. Самый большой барьер — это только язык, и всё. Я говорю на пятом языке.

— Если бы вам в университете преподавали на английском, как бы вы к этому отнеслись?

— Всё равно надо учить русский язык, — уверенно отвечает студент. — В магазине не продадут хлеб.

— Можно пойти в магазин, где не надо просить.

— Но если что-то не найдёшь, всё равно надо спрашивать.

— Какие ещё трудности возникали, как вы с ними справлялись?

— Я приехал сюда, нас оскорбляли.

— Где это было?

— В магазине. Я ходил, чтобы купить футболку. Ко мне подошёл русский, говорит, купи, где нарисована обезьяна.

— Вы ему что-то на это ответили?

— Я на такое не отвечу. Я думаю, он тупой.

— А что вы думаете про город? Как вам Великий Новгород?

— Спокойный. Чтобы учиться, — нормально.

Родной город Батинаса — столица Конго — Браззавиль. Там живёт около половины граждан страны. «Население Конго только четыре миллиона. Это даже не Москва, — замечает студент и потом добавляет с иронией: — Климат не как здесь. У нас нет снега, только дожди и солнце». Когда в России зима, в Конго жара, температура может достигать +35-40˚.

Как-то в сторис, которые Батинас постил в соцсетях, было видео с крокодилом в реке. Спрашиваю, было ли это в реке Конго, на берегу которой находится Браззавиль. «Нет, — отвечает студент. — Крокодилы есть в деревне за рекой. Если иду в деревню, конечно, вижу крокодилов».

Акелину

Студент Акелину Крешпо в этом году окончил Институт непрерывного педагогического образования. Ему сейчас 24 года, он будущий социальный педагог.

— Когда я был в Анголе, я уже учился на педагога, — объясняет. — Мне было интересно работать с детьми.

На родине мало специалистов, которые работают в этой сфере. Акелину хочет помогать семьям, особенно нуждающимся, кому не хватает финансовой, психологической поддержки.

В Новгороде было непросто привыкнуть. «Вначале я думал, что здесь в России говорят на английском, — замечает студент и так же как другие иностранцы добавляет, что кроме языка другой трудностью стал холод. — Сначала думал, всё. Это ужас. Была очень тяжёлая адаптация. Но потом: «Вау, это снег!»

«Сейчас я уже считаю себя русским, — выдаёт Акелину. —  Нормально всё». Он играет с приятелями в футбол в ФК «Ангола», гуляет, ходит в кино и пишет книгу, чтобы мотивировать других молодых людей учиться, получать высшее образование.

Акелину ездил по Новгородской области, был в Шимске, Парфино, Боровичах. Говорит, в районах иногда люди по-особенному относятся к темнокожим. Некоторые никогда не видели африканцев и очень удивляются, когда он отвечает на их приветствие. Поражаются: «Ты говоришь на русском?».

Летисия

Летисия Нтумба Тшимпанга приехала из Замбии. «У меня тут была лучшая подруга. Она сначала здесь училась год, потом советовала мне поступать в НовГУ, что это хороший университет», — объясняет студентка. Девушка сейчас учится в медицинском институте на пятом курсе и на следующий год выпускается из университета.

Её отец работает гинекологом, и с детства Летисия тоже хотела стать врачом. Тисия, как её называют друзья, пока не определилась, в какой именно области медицины будет работать после окончания вуза. Она получает специальность «Лечебное дело», и в будущем хочет выбрать между офтальмологией, гинекологией и дерматологией. На родине не хватает гинекологов и хирургов, говорит собеседница.

«Первое время очень сложно было, — комментирует девушка учёбу в России. — Я ничего не понимала на занятиях». Много падежей, сложная грамматика — русский язык давался нелегко. И если бы была возможность учиться на английском, это было бы лучше, уверена Летисия. В следующем году в медицинском институте НовГУ планируют вести занятия на иностранном. Ещё стоило бы давать больше практики, считает студентка.

— У нас практика только летом. На первом курсе мы работали помощниками младшей медсестры. Мы делали уколы, ставили капельницу. И на втором курсе то же самое. На третьем-четвёртом курсах — уже помощник врача. Можно смотреть, ходить на операции и всё.

— Как пациенты реагируют на практикантов из Африки?

— У меня была какая-то бабушка, которая не хотела, чтобы студентка ставила капельницу, но после этого ничего не было.

Тисия любит петь, занимается фитнесом, свободное время проводит с друзьями в кино или кафе. Больше в Новгороде нет развлечений.

— Вам нравится здесь жить?

— Не очень. Тут особо нечего делать. Некуда ходить.

— Вам бы хотелось учиться в другом городе?

— В Питере хотела, но уже поздно. Когда была в Питере, я думала: «Вау! Красиво». В Москве — тоже. А Новгород.., — она закрывает рукой лицо, показывая своё разочарование.

— Скучаете по дому?

— Да, очень. Я уже больше двух лет не была.

— Дорогой перелёт?

— Последний раз [стоил] 76 тысяч рублей туда-обратно. Когда был Чемпионат мира по футболу, билеты стоили 100 тысяч рублей.

Куди

Необычно было встретить студента из Африки по имени Виктор. Но собеседник объяснил: «У меня вообще имя Кудимуэна. Преподаватель сказала, что имя длинное, и это сложно выговорить. Она случайно назвала меня Виктор, это фамилия, потом мои коллеги тоже стали называть, — рассказывает студент Института медицинского образования. — И сегодня близкие называют Куди, а другие все — Виктор. Для нас неважно, это фамилия или имя, главное, что твоё, и ты отвечаешь».

Полное же имя звучит так — Виктор Кудимуэна Ожвалду Паулу. Студент приехал из Анголы. Учится на втором курсе специальности «Лечебное дело». Сразу после переезда в Россию было очень тяжело, вспоминает он.

— В общаге было сложно, потому что атмосфера другая. Почти всё, что у меня есть дома, в общежитии нет. Кровать и всё, больше ничего. Не ожидал этого. Сделали ремонт в комнате. Сегодня привык уже. Когда приехал, сложно было.

Особенно трудно давалось изучение русского. «Этот язык ненавижу», — поначалу говорил он. «Ты сможешь, терпи», — подбадривали окружающие, и Виктор учил. Было страшно говорить по-русски, потому что боялся насмешек, но преодолевал боязнь и заговаривал с незнакомцами на улице. Сейчас у него есть русские друзья, которые помогают и исправляют, говорят как правильно. Некоторые фразы требуют размышлений. Прежде чем ответить на вопрос «Ты с кем?» он сопоставляет: так, винительный падеж, какое окончание, какой глагол.

— Я считаю, русский очень сложный. Но если я буду тут жить шесть лет, мне надо хорошо знать язык, — подытоживает Виктор, подчёркивая, — нужно нормально общаться, а не только медицинские термины знать.

Мама Виктора работает медсестрой, поэтому уже в 15-16 лет он многое знал об этой специальности, и другие профессии не рассматривал. Хотя сейчас, признаётся, думает о том, чтобы получить юридическое образование. Однажды студент заступился за своего друга и понял, что у него есть способности защищать людей, которые не могут постоять за себя, бороться за свои права.

Иван

— Люди удивляются, когда узнают, что вас зовут Иван?

— Да, — улыбается студент. — «Что это такое? Это шутка или нет?» Но это правда.

Хотя иногда, чтобы люди поверили, в качестве доказательства приходится показывать паспорт, добавляет он.

Дибимба Иван только первый год в Великом Новгороде. Он приехал из Габона, чтобы получить экономическую специальность. «Я люблю считать деньги», — объясняет 19-летний студент свой выбор профессии и смущённо смеётся.

Иван пока учится на подготовительном факультете и сейчас сосредоточен на изучении математики и русского языка. Говорит, что благодаря преподавательнице подфака полюбил русский и не хотел бы слушать потом лекции на другом языке.

— Я приехал в Россию, чтобы учиться на русском языке. Я уже говорю по-французски, по-английски, по-испански. Надо добавить русский язык, — объясняет собеседник.

Когда Иван прилетел в Россию, в аэропорту он заплатил за что-то и услышал: «Пожалуйста». Не понял, что это означает. Но потом «пожалуйста» и «спасибо» повторялись ежедневно. И когда перевёл слова, подумал: «О, наверное, хорошее воспитание, хороший язык».

— У нас есть разные методы, чтобы изучать русский. Я читаю, много делаю, чтобы хорошо говорить по-русски. Но у нас нет практики. Например, когда я говорю с русскими, часто они не слушают, что я хочу сказать. Не понимают. Повторяют: «Что это такое?».

Сейчас он тратит всё время на чтение, борьбу с падежами и акцентом. Нужно любить язык, каждый день говорить и слушать, убеждён Иван. Пока главная цель — больше говорить, не используя переводчик. Главное не бояться ошибаться, а учиться на своих ошибках.

Родной город Ивана — столица Габона Либревиль. Он примерно в два раза больше чем Новгород по площади, и в три — по количеству населения. «У нас небольшая семья, только пять детей», — рассказывает он, на что я замечаю, что в России это считается многодетной семьёй.

Великий Новгород поначалу совсем не впечатлил. Ивану обещали, что это будет такой же красивый город как Москва. Приехав сюда, позвонил и переспросил, не ослышался ли, со смехом вспоминает он. Теперь же уверен, что не хотел бы учиться в Москве, говорит, полюбил Великий Новгород из-за людей, которые здесь живут.

Новгородский университет пользуется большей популярностью у молодёжи из Африки, чем вузы в соседних регионах. К примеру, в ПсковГУ за высшим образованием из африканских стран приезжают «буквально единицы», и это очень экзотично для региона. Как сообщили в Череповецком Государственном Университете, ставшем опорным вузом Вологодской области, там это тоже большая редкость: в среднем, каждый год обучается 2-3 человека. В Петрозаводском Государственном Университете на основных программах бакалавриата и специалитета учится 21 студент из Африки и ещё 12 студентов на подготовительном факультете.

По данным управления международных связей НовГУ, только из Анголы за последние три года приехали учиться 177 человек, из Конго — 107, Ганы — 92, Кот - д`Ивуара — 71, Замбии — 63, есть студенты из Бенина, Габона, Камеруна, Экваториальной Гвинеи.

Чаще всего студенты из Африки поступают в медицинский институт на специальности «Лечебное дело» и «Стоматология», но также получают профессии бухгалтеров, педагогов, архитекторов.

Фото: Светлана Разумовская

Инфографика: Владислав Фромов

Читайте также