Простыми словами
281

Невролог Павел Стариков: Как избежать инсульта и прожить до 90 лет

Невролог Павел Стариков: Как избежать инсульта и прожить до 90 лет
Невролог Павел Стариков: Как избежать инсульта и прожить до 90 лет

30 октября в Гуманитарном институте Новгородского университета прошла конференция в рамках недели профилактики инсульта. Организатором и спикером выступил доцент кафедры неврологии и психиатрии НовГУ, заведующий отделением неврологии клиники № 1, ведущий невролог Новгородской области — Павел Стариков. Мы узнали у Павла Владимировича, почему случаются инсульты, как избежать этой страшной болезни, и почему врач главнее Брежнева.

— В чём необходимость подобных конференций? Как они помогают людям?

— Это просветительская деятельность для увеличения медицинской грамотности населения по определенному вопросу. В частности, наш вопрос — продолжительность жизни. Мы рассказывали, как заботиться о своём здоровье заранее, чтобы получить результат через 20-40 лет. Если вы будете иметь дополнительные знания, достигните высоких результатов, важных для каждого человека — продолжительной жизни. Жить 80-100 лет — это же здорово! У меня есть знания, а у вас их нет. Зачем скрывать их, мы же не в средневековье живем.

— Что нужно делать, чтобы избежать инсульта и дольше прожить?

— Для этого надо какую-то мелочь соблюдать. Не пирожки кушать, а десять километров проходить ежедневно. Сдать анализы раз в год — это ничто, это просто. Факторы риска, которые повышают артериальное давление: гиподинамия, неправильное питание, курение, алкоголь. Нужно заниматься спортом хотя бы по минимуму, есть больше овощей, не пить и не курить — соблюдать простые правила.

А если появится какая-то болезнь, например, диабет или гипертония, принимать определенные лекарства. Мы же едим кашу каждое утро, почему бы не добавить туда какую-то копеечную таблетку.

— В сравнении с прошлыми годами, какая ситуация с неврологическими заболеваниями в Новгороде обстоит сейчас?

— Такая же. Великий Новгород на третьем месте с конца в России по заболеваемости. Я пытаюсь переломить эту ситуацию организационными методами: стал главным специалистом регионального Минздрава. Раньше организационные методы мне были недоступны. Стараюсь, чтобы мы ушли с третьего места с конца.

— Из-за чего случаются инсульты?

— Сейчас их стало у нас поменьше. Случаются, потому что люди не знают о причинах заболеваемости, если бы они знали, болезней было бы меньше. А во всем мире есть государственные программы, в которых обучают население: чтобы не заболеть делайте то-то. И у нас в России этих программ очень мало. Сейчас проходит «Неделя инсульта». По всей Новгородской области врачи читают для населения просветительские лекции. Первый год такие мероприятия проводим, поэтому явка не очень большая. Но с каждым годом будет все больше и больше людей. И эти люди сарафанным радио донесут банальные вещи. Я ничего не сказал секретного, просто еще один раз повторил, что если вести здоровый образ жизни, то можно и 100 лет прожить.

— Кого больше в вашем отделении: молодых или пожилых?

— Пожилых.

Инсульт есть у молодых людей, если у них какой-то выраженный фактор риска. Например, у человека очень нервная профессия, он не следит за своим здоровьем, или скрывает от своей семьи, что он гипертоник, не придает этому значения. Есть казуистические случаи, когда человек трое суток не принимает воду в достаточном количестве, происходит резкое сгущение крови и инсульт.

— Почему люди скрывают, что у них гипертония?

— Они думают, что это несерьезно. У них нет осведомлённости. Например, ты знаешь, что на красный свет нельзя ездить, потому что будешь оштрафован или отберут права. Точно так же и с давлением. Если ты знаешь, что можно безнаказанно не лечиться то, конечно, будешь игнорировать проблему. Зачем предпринимать какие-то шаги? А тут надо прилагать усилия. Люди не мотивированы. Мифические слова «продолжительность жизни» — ни о чем. А если люди будут знать, что запущенная болезнь, отсутствие профилактики — это смерть, то каждый будет стараться. Люди знают о болезнях, но для них это далеко. Болеет инсультом кто-то, где-то там, и это не в нашей семье, не на нашей лестничной площадке. Как война, например. Мы сейчас живем в мирном государстве и, кажется, война где-то там, в Сирии, это далеко и не наши проблемы. Точно так же и с гипертонией, инсультом, раком. Как говорится, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Люди не будут ничего делать, пока это не коснется здоровья семьи.

— Почему вы решили стать именно неврологом?

— Отец был неврологом. Это было предопределено. В детском садике всех спрашивали: кем вы хотите стать? В основном отвечали «космонавтами», потому что марки выпускались каждый полет. А я сказал: «Хочу быть главнее Брежнева».

Мне говорят: «Ну разве можно быть главнее Брежнева?» Он же генсек, между царём и Богом. А я ответил: «Врач главнее Брежнева».

Мама тоже врач — окулист. У нас все специальности интересные. Дело в том, что моя семья, моя фамилия, лечит людей более ста лет. У нас так принято. Те, кто недавно пришел в медицину, интересуются зарабатыванием денег, а для меня не деньги самое главное. Для меня важно помочь как можно большему количеству людей. Сто лет мои родители думали так, и родители их родителей думали точно так же.

Текст: Валерия Петровская, Софья Болгова

Фото: Софья Болгова