Сотрудники
384

Анна Козина

Анна Козина
Анна Козина

«Все профессии нужны и важны, но никто нас не накормит, кроме аграриев. А без еды мы долго не протянем», — с легкой иронией говорит директор ИСХПР Анна Козина. Вся ее жизнь связана с подготовкой кадров для АПК. Она отмечает, что абитуриенты не всегда понимают, что такое — работать в сельском хозяйстве. Что сегодня — это перспективная область, где можно реализоваться. Впрочем, по словам Козиной, случайные люди АПК не нужны. Однако сама Анна Михайловна, поступая в аграрный техникум, и не думала, что свяжет жизнь с этой сферой.

Неиссякаемая энергия

В молодости Анна Козина хотела стать учительницей.

— Я выросла в сельской местности, в деревне Березка Крестецкого района, в большой семье. Мой папа прошел войну, командовал ротой разведчиков. После войны они с мамой родили четверых детей, я — младшая. По окончании школы я хотела поступать в педагогический, все детство играла «в учительницу». Но когда пришло время поступать, к нам домой пришли из аграрного техникума — агитировать. Папа говорит: «Дочка, давай в аграрный, будешь, как Алла Викторовна!..» Алла Викторовна — это наш зоотехник. Я стою и думаю: «Нет, как Алла Викторовна точно не хочу». Но я же ребенок, и папа сам отдал в аграрный мои документы. Я хоть и взбрыкивала, но была послушной девочкой...

Приходит бумажка — «Вы зачислены в техникум на зоотехнический». Я сказала отцу: «Пап, хоть я и выросла в сельской местности, но я не хочу быть зоотехником. Я понимаю, что финансово тяжело. Но я пойду в девятый-десятый классы в вечернюю школу, буду работать, накоплю денег и поступлю туда, куда хочу». Он ответил, мол, ну что ж, как хочешь. Подошел сентябрь — я в техникум не поехала, начала учиться в вечерней школе. А чтобы устроиться подрабатывать на фабрику «Крестецкая строчка» (я думала, там много платят), нужны были документы, а они-то в Новгороде, в техникуме. Дома я пожаловалась, что без документов на работу не берут, а папа сказал, чтобы я сама решала этот вопрос, раз я такая взрослая и самостоятельная. И я поехала в Новгород забирать документы.

Анна Козина сама учится всю жизнь и учит других.

Начало октября. Я приехала в техникум. Была уже вторая половина дня, на крылечке стояла, как позже я узнала, классный руководитель группы, куда я зачислена. Я ей промяукала что-то про свои документы. Тогда демография была лучше, чем сейчас, недостатка в студентах не было, и по идее она мне могла сказать: «Хочешь забрать документы? Забирай!». Но она меня завела в техникум, посадила перед собой и начала мне рассказывать о прелестях обучения в аграрном. Поймала меня, как рыбку на крючок: «Будет плохо — уйдешь».

— Не появилось ощущения, что зря остались?

— Первые полгода было, конечно, сложновато. Но я довольно быстро втянулась. Мне понравилось учиться, я эти годы вспоминаю с теплотой. К концу техникума я уже дружила со своим мужем. Какое-то время я поработала в хозяйстве под Ленинградом (муж учился в ветеринарном институте в Северной столице). Потом мы вернулись в Новгород. Я думала пойти лаборантом в техникум — ребенок был еще маленький. Но мне встретилась моя учительница по русскому и литературе, а было это около школы повышения квалификации работников сельского хозяйства (затем — «Новгородский институт переподготовки и повышения квалификации руководящих кадров и специалистов агропромышленного комплекса»). И она говорит, мол, не хочешь в школу? Была возможность устроиться лаборантом. Я согласилась.

На лекции со студентами ИСХПР.

— И трудились там много лет...

— Там я работала с 1980 года и прошла путь от лаборанта до ректора. Им я была 14 лет. Только в 2008-м меня «перебросили» в ИСХПР, чтобы поправить ситуацию с молодыми кадрами в АПК.

— Как считаете, поправили?

— Конечно, еще есть к чему стремиться. Но процент молодых специалистов в нашей сфере вырос — с семи до пятнадцати. Это неплохо в нынешней ситуации. Востребованность наших выпускников на производстве очень велика. Работодатели к ребятам присматриваются, и обычно на выпуске их уже к себе приглашают. «Акрон», «Новгородский бекон», «Великоновгородский мясной двор», «Лактис», «Новгородхлеб» — все ведущие предприятия отрасли расхватывают наших выпускников. Уезжают и работать на село. Пусть не в таких объемах, как хотелось бы, но все же.

Кандидатская и докторская диссертации Козиной посвящены теме кадров в АПК.

— Вы — доктор экономических наук. Почему именно экономика, а не сельхознауки?

— Смешно, но мне дочка, помню, говорила: «Мама, сколько я живу, ты все время учишься»... Да, так и есть.

Вообще, я всегда считала, что наукой должны заниматься люди от Бога, с определенным складом ума, у кого к этому призвание... Я никогда не думала, что защищу сначала кандидатскую, а потом и докторскую. Обычно меня полностью занимает текущая работа, задачи, которые нужно немедленно решать, а наука — занятие более размеренное.

Поэтому, когда мне впервые предложили написать диссертацию, я сказала «До побойтесь бога!», а потом прикинула, что раз я — руководитель, надо, хочешь-не хочешь... До этого я уже окончила аграрный университет в Ленинграде, педфак Ветеринарной академии в Москве (поскольку понимала, что раз работаю в переподготовке кадров, учу, надо учиться самой). Тема изначально была по породам, но через неделю я поняла, что не хочу об этом писать. Сказала научному руководителю, что хочу защищать диссертацию о кадрах, так как именно кадрами занимаюсь каждый день и просто не могу себе позволить научную работу писать по совершенно другой теме. Но это же другая кандидатская — по экономическим наукам. Признаюсь, мне говорили, что не стоит трогать этот пласт. Но я знала, что права. Может быть, этот путь я бы не прошла, если бы я всю жизнь не занималась воспроизводством кадрового потенциала в АПК, мне было что сказать. В общем, защитилась и выдохнула — вроде бы можно перестать учиться.

Анна Козина руководит ИСХПР с 2008 года.

— Но впереди была докторская...

— Да. Когда я еще работала в институте повышения квалификации, пришло предложение из Москвы, из РосНИИ кадров, провести мониторинг кадровой ситуации в АПК. Это было двухлетнее исследование, которое мы проводили совместно с москвичами. И я поняла, что это, фактически, готовая докторская. Надо не дать такому полезному материалу устареть. И несмотря на то, что, будучи кандидатом, я и не думала защищать докторскую, тут у меня «засвербило»: надо двигаться с этим материалом, хотя бы оформиться, если не защититься. Мне был, на минуточку, 51 год... Мне говорили: «Анна Михайловна, зачем вам это надо? Нереально! Тем более, по экономике. Это закрытый круг, вас туда не возьмут», а я отвечала: «А я туда и не ломлюсь». Просто у меня был отличный материал, и я это знала. В 2009 году я защитила докторскую диссертацию.

— Откуда в вас столько энергии?

— Я не ставлю недостижимых задач. Просто занимаюсь тем, чем должна заниматься.