Студенты
504

Станислав Усицков

Станислав Усицков
Станислав Усицков

Получить вышку на пенсии

Станислав Усицков — первокурсник-заочник отделения истории и архивоведения НовГУ. В 81 год он получает второе высшее образование и говорит, что важно всё время учиться новому.

Мы сидим в читальном зале библиотеки гуманитарного института в Антоново. За полмесяца Станиславу Николаевичу предстоит сдать первую сессию. Он методично готовится, в зачётке уже две четвёрки и пятёрка. Следующее задание — написать эссе о планировке древнерусских городов.

— Надо с техникой вот разобраться, — кивает собеседник в сторону компьютера.

— Трудно вам это даётся?

— Да оно не трудно даётся. В общем-то, как получилось, — объясняет он. — У меня всё было, но во время грозы летом разбило мне интернет, полетело всё к чёртовой матери. Пока покупал, настраивал, да некогда было, пришлось ехать. Не сделал то, чего нужно было, — здесь приходится.

— Как вам удобнее работать: с обычными книгами или с электронными источниками?

— Я старорежимный товарищ, я предпочитаю книжки. Интернет — хорошее дело. Три вопроса нужно было решить, я покопался, в интернете нашёл, а в книгах не нашёл. Помогает и то, и то.

Из энергетики в историю

Станислав Усицков живёт в небольшом посёлке Борисовский в Тверской области. Там прошло его детство в военные годы. Одно из первых воспоминаний: как бабушка тащила мальчика к реке. «Кто-то сказал, что разбился самолёт, — делится Станислав Николаевич. — Помню развороченный берег реки, яма. Тут горит, там горит. Она ползёт на коленках, а я за юбку её держусь. Наверное, не могла оставить».

Работать он начал ещё в 16 лет, был учеником электромонтёра на Борисовском стеклозаводе. С этой специальностью и связал свою профессиональную жизнь. Занимался обслуживанием подстанций, ремонтом электродвигателей, сетей, работал электромонтёром на строительстве Усть-Илимской ГЭС Иркутской области, затем в Набережных Челнах, вырос до директора стеклозавода во Владимирской области. Образование техника-электрика получил в индустриальном техникуме в 1972 году, затем в 1986 году окончил стекольный техникум по специальности «техник-технолог». Пробовал учиться в техническом вузе, но бросил, ушёл с третьего курса.

Всё это время Станислав Усицков писал стихи. И когда несколько лет назад в Тверском государственном университете появилось новое направление «литературное творчество», всё-таки решил получить высшее образование. В 2017 году успешно защитился, захотел продолжать обучение. Его однокурсник, занимающийся археологией, предложил пойти в НовГУ на исторический факультет. Так что пенсионер поступил, скорее, за компанию с приятелем.

— Это же очень интересно. Всё время нужно учиться, — говорит он о своём решении. —  И преподаватели, — мы встречаемся с умными людьми. Потом ведь историческое образование мне даст возможность найти какую-то тему для стихов, для прозы. Я так рассчитывал-то, в общем. — Позже добавляет: — Историю русской страны нужно знать. А то ну чего это мы, так, по кускам. Вот так мы и решили.

После вопроса, каково учиться в таком солидном возрасте, спрашивает в ответ:

«Какой солидный возраст-то? 82 года, что ж тут солидного? Почему нет-то? Я ведь экзамен сдавал вступительный, проходной балл, по-моему, 35 был, а у меня 40. Значит, я уж не такой дурак».

На здоровье Станислав Николаевич не жалуется. «У меня вот суставы болят, — лишь говорит он. — Хотели делать операцию, я говорю: «Не, пока я хожу, да я ещё другой раз и пробегать могу, не буду менять сустав». Когда мне было 60 лет, я ещё бегал. Самое большое расстояние — 34 километра». Некоторые земляки крутили пальцем у виска, мол, чудак-человек. Учёба в эти годы тоже воспринимается с удивлением. Но Станислав Усицков убеждён: «Это же нормальное явление, каждый человек должен так жить. Не у телевизора же сидеть».

— Как в семье отреагировали на ваше решение учиться?

— Жена умерла давно, ребятишки у меня взрослые, дочь и сын. По-моему, дочка меня поддерживает. Она у меня золотая, правда, живёт не в России, а в Италии, — вышла за итальянца. Созваниваемся иногда. Я говорю: «Я пошёл ещё учиться». Она: «Ну, папка, молодец».

Пожить как все студенты

На время сессии Станислав Усицков устроился в общежитии на Парковой. «Главное, тепло, а всё остальное ерунда», — считает он. С соседями пересекается редко. Живёт в блоке с семейными парами, общая только кухня, поэтому перемолвиться с кем-то парой слов удаётся, пока что-то готовит.

— По шесть часов занимаемся, по семь, — рассказывает о плотном графике во время сессии. — Приходишь — покушать. Хорошо, если деньги есть, можно сходить в столовую, а если нет, так я готовлю сам. У меня две кастрюльки ещё с Твери, — опыт есть. Так что картошечки купил, моркошечки купил, свекла здесь есть, лук тоже, ну всё, нормально живём. Как все студенты живут.

В период сессии всё время уходит на учёбу:

«С книжками сидишь, и всё, больше никуда. Дел по горло».

Промежутки между экзаменами три-семь дней, и нужно успеть подготовиться.

Ценные знания

Если бы раньше поступал, говорит Станислав Усицков с ностальгией о советском времени, это было бы бесплатно, — учись, где хочешь.

— А здесь плати денежки. Я заплатил за весь год, сейчас сижу: пять дней прожить, надо хоть раз [в столовую] сходить на обед. Все денежки разложил, нет денег-то, — делится пожилой студент.

Пенсия 20 тысяч рублей в месяц, а за годовое обучение нужно заплатить почти 30 тысяч рублей. Приходится экономить. «Картошку сажаю, — перечисляет, — лук. Дрова заготавливаю сам, не покупаю. Ну а что ж делать-то?».

Добраться до Великого Новгорода тоже недёшево. Билет в одну сторону на шестичасовом поезде из Волочка выходит около тысячи рублей. До Твери было ездить проще: два часа в пути, и стоило «копейки». Но когда предлагали пойти в аспирантуру в Твери, Станислав Николаевич отказался: там цена ещё выше — 80 тысяч рублей за год.

— Такую загнали, неподъёмную. Ну, куда это? — комментирует он. — Если бы кто-нибудь помог. Или хотя бы дворником, сторожем где-то работать, а ведь никуда не берут. В сорок лет и то гоняют людей, а тут не, никуда. Я пробовал, пустое дело. Хотя если бы была такая возможность, может быть, и полегче было бы.

Равнодушие — самое страшное

Пожилого студента беспокоит отношение людей к сегодняшней жизни, безразличие в обществе, равнодушие ко всему. Он приводит в пример ситуацию с повышением пенсионного возраста.

— Я протестовал против того, что вам увеличили пенсионный возраст. Я-то ладно, я пенсионер, а вот вы-то как будете жить? Вот это дело. Я никак не повлияю на эту систему, — признаёт он. — Ну, хотя бы в качестве протеста я выходил на митинги. Равнодушие — самая страшная вещь. Сила в единстве. Я протестовал один в посёлке, развешивал листовки, забирали меня, увозили в «кутузку» трижды. Ну, так это я один. А если бы не один, а пять человек, десять бы. Было бы, может быть, что-то другое.

Глядя на существующую систему, в прошлом году Станислав Усицков пошёл в депутаты и избрался в районный совет. И в поэзии, хотя больше нравится лирика, теперь прорываются стихотворные строки о наболевших проблемах, как из ниоткуда, вдруг.

«Когда я на гражданскую тему пишу, мне говорят: «У тебя чего, Славка, печень болит?»  — рассказывает студент. — Вредные стихи».

Фото: Светлана Разумовская.