Истории
1083

Студенты из Средней Азии: Сквозь стереотипы за мечтой

Студенты из Средней Азии: Сквозь стереотипы за мечтой
Студенты из Средней Азии: Сквозь стереотипы за мечтой

Пока на узбеков и таджиков вешают ярлыки трудовых мигрантов со стройки, ребята из Средней Азии едут в Великий Новгород за профессией мечты. Они с детства хотят стать успешными врачами и педагогами, открыть собственные клиники на родине, поднимать уровень образования, чтобы сделать свои страны лучше.

Мы поговорили с пятью студентами из разных стран. Они не понимают, почему русские не уважают старших и грубят в автобусах. Но отмечают нашу парадоксальную прямолинейность и доброту. Учат язык, ценят российское образование и очень хотят вернуться после учёбы домой.

Социолог Елена Луковицкая отмечает, в России есть представление, что среди мигрантов преобладают выходцы из стран Средней Азии. На самом деле, намного больше украинцев и белорусов. «Но мы их не замечаем: они имеют славянскую внешность и хорошо говорят на русском языке. А узбеки и таджики отличаются от нас внешне, поэтому их на улицах замечают чаще», — рассуждает доцент кафедры социологии и билингвального образования НовГУ Елена Луковицкая.

 В обществе появляются стереотипы об иностранцах. Но когда упрощённое представление накладывается на отдельного человека, далеко не всегда совпадает с ним. Иностранные студенты общаются в коллективе, и вначале стереотипы могут иметь значение, но потом забываются: на первый план выходит личность.

 — Это известно с эксперимента Лапьера 1934 года. Психолог путешествовал по Штатам с молодой парой китайцев. Их везде встречали дружелюбно — из 251 отеля был только один отказ из-за национальности. А когда Лапьер через полгода разослал письма в отели с просьбой снова принять его с китайцами, получил 90% отказов. Этот феномен социальных установок называется парадоксом Лапьера: несоответствие между тем, как человек высказывается о людях других национальностей, и его реальным поведением по отношению к ним, — объяснила Елена Луковицкая.

Показательно, что спустя почти 100 лет парадокс ещё действует, но в меньшей степени. «Замечаю, что нынешние студенты менее стереотипны по сравнению со старшим поколением. Я очень этому рада, — добавляет эксперт. — Они больше путешествуют, имеют опыт интернет-серфинга, видят разные точки зрения. Кругозор расширяется».

Социолог считает, важно критическое осмысление стереотипов, развитие эмпатии и открытости. Большую роль играет образование — формируется ли толерантность к инаковости или нет.

Кадыр. Туркменистан

В прошлом году Кадыр Ходжакулыев приехал в Великий Новгород на подготовительные курсы для абитуриентов. После школы он отслужил в армии, решил получить высшее образование, но в родном Ашхабаде — столице Туркменистана поступить не вышло. Сестра, которая переехала в Санкт-Петербург, узнала об учёбе в России и оформила приглашение для Кадыра.

Сейчас Кадыру 21 год, он хочет стать учителем математики и информатики. Говорит, что в школе из всех предметов нравилась только математика. К тому же, в Туркменистане учитель — престижная и хорошо оплачиваемая работа. В переводе на рубли молодой специалист может заработать около 35 тысяч, рассказывает студент. Планов оставаться в России нет. После выпуска хочет вернуться на родину, подтвердить диплом, устроиться на работу и жениться.

— Для меня там хорошая жизнь. Там близкие. И у людей отношения хорошие, добрые, — комментирует Кадыр Ходжакулыев.

Переезд, привыкание к новым условиям, общение с местными дались не очень трудно, замечает собеседник. Студент отвечает на вопросы после недолгого молчания. Внимательно слушает, уточняет, обдумывает ответы и где-то даже осторожен в высказываниях. Делится, что в первое время столкнулся с холодным, недоброжелательным отношением, люди не откликались на просьбу о помощи.

— Не знаю, может, в Москве так. У меня был транзит, у людей спрашиваешь, где регистрация, все недовольные, грустные, вообще не отвечали. У нас не такие: спрашиваешь что-то, объясняют, улыбаются. А здесь не улыбаются люди. Кондукторы злые: карта выдаёт ошибку, сразу выгоняют, а наши женщины идут на уступки, разрешают проехать.

Разочаровала молодёжь здесь. Не уважают старших. В автобусе не уступают место. У нас не принято, когда мужчина сидит, а девушка стоит в автобусе. Старшим уступают — они заходят [в автобус], сразу поднимаются.

К родителям хорошо относятся. На «вы» разговаривают. К родственникам, даже если на один-два года старше, — на «вы». Уважают друг друга, — говорит Кадыр Ходжакулыев.

Кадыр любит готовить. «Особенно свои национальные блюда», – подчёркивает он. Плов, манты, туркменские чебуреки, – студент с удовольствием описывает особенности национальной кухни.

Получилось подружиться с другими иностранными студентами — из Таджикистана, Узбекистана, стран Африки. «А с местными жителями… Не так уж много друзей, — замечает Кадыр. — Не знаю, у нас воспитание или понятия другие, поэтому не так уж быстро с ними».

Хушнуд. Таджикистан

Особое отношение к старшим, уважение к педагогам отмечает и преподаватель русского языка и литературы подготовительного отделения иностранных студентов Татьяна Тихонова. Она рассказывает о первокурснике Хушнуде из Таджикистана и отзывается о нём как о целеустремлённом студенте, который усердно работал, чтобы поступить в вуз. Хушнуд Рачабзода приехал в Великий Новгород из Душанбе. Он год готовился к поступлению на «Лечебное дело».

— Профессию выбрал очень давно, — рассказывает 19-летний парень. — Когда я был маленьким, в нашем кишлаке был один хирург, он очень известный. И я тоже хотел стать известным хирургом. Поступил в университет, чтобы сбылись мои мечты.

Иностранные студенты говорят, что иногда родители не хотят отпускать детей учиться в другую страну. Но как говорит Хушнуд Рачабзода, в его случае всё было иначе: «Это моя семья отправила меня учиться сюда». На родине тоже можно было получить образование, однако диплом заграничного университета больше ценится.

Первые четыре месяца жизни в другой стране дались тяжело. Возникли сложности с русским языком. Хотя в Таджикистане говорят по-русски, разобраться с грамматикой было непросто.

— Было много иностранных студентов, с которыми нельзя было разговаривать на таджикском языке. Они приехали из Габона, Марокко, Узбекистана, других стран. Приходилось разговаривать только на русском, — вспоминает Хушнуд и добавляет: — Сначала было грустно, никого не знаешь, не с кем погулять, пообщаться. В общем, трудно.

На подготовительном факультете удалось познакомиться с одногруппником, затем со студентками из Таджикистана, постепенно появились новые друзья.

— Хушнуд поразил меня в прошлом году на празднике, когда у нас был фестиваль национальных песен и танцев, — вспоминает Татьяна Тихонова. — А он у нас на подфаке оказался один из Таджикистана. Все пели, танцевали, он один отказался сначала выступать. Трудно перебороть себя перед большой аудиторией, когда ты один на сцене. Но когда увидел, как другие выступают и заряжают зал энергией, по ходу мероприятия решил выступить, танцевать. Обратился к друзьям в зале, и узбеки, и туркмены поддержали его, вышли на сцену. Это был финал, и получилось красиво и торжественно.

Хушнуд делится, что сейчас уже привык к жизни в Новгороде: «Город очень спокойный. Тишина здесь, большая река и свежий воздух. Вот это мне нравится». «Возникали ли в Новгороде какие-то конфликтные ситуации?» «Нет, здесь все очень хорошие, общительные, помогут даже незнакомым, — говорит студент. — Когда я первый раз приехал, не знал, как доехать до университета. Спросил незнакомых людей, они мне помогли».

В Таджикистане Хушнуд Рачабзода два года занимался вольной борьбой и в университете продолжил тренироваться. На вопрос, пригодились ли тренировки в жизни, он отвечает, что однажды с другом заступились за девушек в клубе, подрались с новгородцами. Но позже начали общаться с ними. «Все местные очень хорошие для меня», — подчёркивает в разговоре Хушнуд.

Фозил. Узбекистан

Студент из Узбекистана Фозил Курбоналиев тоже в этом году поступил на первый курс специальности «Лечебное дело». До этого он год учился в центре «Альфаком» в родном Ташкенте, чтобы поступить в российский вуз.

Он прошёл и в Сибирский государственный медицинский университет в Томске, но выбрал Новгородский университет. В Сибири холодно, шутит первокурсник. Хотя и на Северо-Западе только начинает привыкать, солнца почти нет, постоянно дожди.

— У нас в Ташкенте вообще-то климат хороший, очень жарко. А здесь -3 градуса, а ещё зима не пришла, — замечает Фозил. — У нас +33 в октябре, +20…22 — зимой.

Но в целом впечатления приятные: «Город красивый, маленький. Люди доброжелательные, учителя хорошие». Фозил немногословен, отвечает коротко и по делу, без рассуждений.

Но о выборе профессии студент рассказывает подробнее. Стать врачом Фозил решил ещё в детстве. После школы он окончил колледж, получил диплом фельдшера. Работал в «скорой» и в реанимации.

— Там видел многих врачей, как они людей спасают. Мне понравилось, как работают врачи экстренно, — рассказывает студент. — Хочу стать кардиохирургом как Лео Бокерия, всемирно известный врач.

В Узбекистане очень большая конкуренция: в вуз поступают по 20-30 человек на место. Также в России учиться выходит дешевле. А если удастся сдать сессию без «троек», есть возможность перевестись на бюджет. На обучение уйдёт 9-10 лет, прикидывает Фозил. Сначала в НовГУ, затем ординатура или аспирантура в Москве или Санкт-Петербурге. А после этого он вернётся в Узбекистан. «Хочу клинику открыть, — добавляет, — кардиоцентр».

Рузалия. Узбекистан

 

Рузалия Гатаулина также приехала из Ташкента. Её имя правильно произносится с ударением на последнюю гласную, но в разговоре она не исправляет. Говорит: «Мне больше нравится, когда называют Руза́лия. Все друзья, знакомые так называют».

Девушка в этом году поступила на первый курс «Стоматологии». У неё был красный диплом медицинского лицея, и на вступительных Рузалия набрала высокий балл, поэтому заняла второе место из четырёх бюджетных в НовГУ. Но первый месяц обучения, признаётся, оказался очень сложным в плане адаптации.

— У меня была жуткая депрессия, я даже хотела перевестись, но спустя месяц поняла, что я на своём месте. Мне очень понравился вуз, учителя. Перевестись хотела не из-за учёбы, а я очень скучала по дому, — комментирует Рузалия Гатаулина. — Я приехала с подругой, мне повезло, что была не одна. Нас заселили в самое хорошее общежитие №8. Я повзрослела сразу, как приехала сюда.

Мировоззрение меняется: теперь нужно самостоятельно решать все задачи, проблемы, заботиться о себе, налаживать общение с окружающими.

— Когда я переехала сюда, мне говорили, сразу увидишь контраст, потому что тут с тобой никто не будет сюсюкаться. Я не очень конфликтный человек, даже если какая-то ситуация была, я старалась сглаживать. Меня тут нормально приняли. Контрастность, скорее всего, в менталитете. Я поняла, что тут люди всё говорят напрямую. А у нас в Ташкенте всё сглаживается.

Но Рузалия и сама довольно прямолинейна, поэтому эти особенности не напугали и не оттолкнули. Так же как и Фозил, студентка замечает, что не хватает тепла, солнца.

«У меня была акклиматизация, потому что очень холодно. В Ташкенте ходят в футболках, в маечках, а я в сентябре уже ходила в куртках», — поясняет она. Ещё не хватает родных, национальной еды.

Рузалия стала волонтёром для иностранных студентов. Ей с адаптацией помогли местные ребята, и теперь она общается со студентами из дальнего зарубежья. Понимает, как тяжело им после переезда. Отмечает, что студентам из Марокко, других стран Африки труднее, потому что возникают проблемы из-за незнания русского языка. Девушка планирует вступить в студсовет, но пока отложила это на второй семестр, потому что пока не находится свободного времени даже на увлечения и хобби.

Добровольчество помогает в изучении английского. «Понимаю, что любая волонтёрская деятельность идёт на пользу, — говорит Рузалия Гатаулина. — Когда приехала, думала, не буду никуда вступать, зачем это надо. Когда начала этим заниматься, поняла, что это интересно, и стала нарабатывать навыки».

— Когда поступаешь на первый курс меда, забываешь про все свои дела, — резюмирует Рузалия. — Уроков задают очень много. Ещё и проектная деятельность. Приходим в девять, уходим в пять. Время остаётся на то, чтобы прийти, приготовить ужин, поучить уроки и лечь спать.

Камилла. Кыргызстан

В Кыргызстане не получить специальность дефектолога, рассказывает студентка второго курса Института непрерывного педагогического образования Камилла Мамытова. Можно получить только образование логопеда. А вот стать дефектологом, который работает с детьми с ограниченными возможностями, с людьми, потерявшими речь после инсульта или инфаркта, возможности не было. Но девушка хотела поступать только на это направление.

— Я очень люблю детей, — объясняет студентка. — У меня есть племянник, у него синдром Дауна. Он ходит в один фонд для детей. Я тоже постоянно ходила к ним на мероприятия, общалась. Сама не замечала, не осознавала, что мне очень нравится. Приходила после этих мероприятий всегда заряженная, они вдохновляли меня. Когда начала выбирать профессию, поняла, что хочу заниматься с детьми.

У Камиллы всегда много знакомых и друзей. Так было в школе, и теперь в университете. «Удивляются из студсовета мои знакомые. Когда у нас было мероприятие, не набиралось людей, я позвала своих друзей. И они такие: «Камилла, откуда у тебя столько друзей в Новгороде? Я всю жизнь в Новгороде живу, у меня нет столько, чтобы позвать на мероприятие».
 

Камилла изучала разные языки, искала подходящий университет, но при этом не хотела уезжать учиться совсем далеко от дома. «Удивительно, я вообще ничего не знала про Новгород, но так получилось, что он по всем параметрам подошёл мне», — говорит она. Привлекает спокойствие города, даже сразу после переезда было здесь легко. За год жизни стала ориентироваться в новом месте лучше, чем в Бишкеке: там она до сих пор может ездить только по карте.

— Многие думают, что если я хожу в платке, то и у нас в городе это нормально. У нас большинство не ходят в платках. Это решение каждого, — рассказывает Камилла Мамытова. — Меня пугали, что когда приеду сюда, меня никто не примет. Увидела, что никому нет до этого дела. Наоборот, некоторые улыбаются, комплименты делают.

Камилла очень открытая, улыбчивая и общительная. Она принимает активное участие в разных проектах, инициативах. Например, была одной из участниц интенсива университета НТИ, разрабатывала настольную игру с AR — дополненной реальностью. «Заинтересовало меня это тем, что я много видела детских книг, журналов и приложений с дополненной реальностью. Мне показалось интересным, что AR как будто даёт вторую жизнь продукту». 

Рассказывает, что после переезда в Новгород удивительной стала стоимость билета в общественном транспорте. Поначалу даже некоторые траты измерялись в количестве проездов, ведь за месяц на дорогу уходило до 5 тысяч рублей. Чтобы сэкономить, студентка начала ходить пешком.

— У нас проезд в маршрутке стоит 10 рублей, в автобусе вообще 8 рублей, — говорит студентка. — Здесь за проезд 27 рублей. Купила проездной, но студенческий не такой дешёвый, и это тоже не особо выгодно. Когда узнала, что здесь обучиться вождению стоит около 30 тысяч, была в шоке. У нас есть какие-то дорогие — до 10 тысяч — но вообще 4 тысячи — стандартная цена.

Многие после учёбы уезжают из Кыргызстана насовсем. Но Камилла собирается работать на родине.

«Потому что дети, из-за которых я выбрала специальность, находятся там, у них нет никакой помощи, никакого развития», — объясняет она. Хочет вернуться, даже если поначалу будет совсем не большая зарплата. Главное, помочь детям.

Долгое время страны были объединены и одним языком, и общими традициями советского периода. В последнее время поток студентов из Средней Азии в Новгородский университет увеличился. Это произошло благодаря партнёрству с региональными образовательными или общественными организациями, фондами. Учиться приезжают талантливые ребята, которые хотят поступить в вуз, с мотивацией получить профессию. Сейчас в вузе больше сотни студентов из Узбекистана, Таджикистана, Кыргыстана и Туркменистана. 

— Востребовано всё, что связано со здравоохранением: «Лечебное дело», «Стоматология» и «Фармация», — рассказывает о популярных у иностранцев направлениях проректор по образовательной деятельности НовГУ Юрий Данейкин. — Есть спрос и на технические специальности. Социально-гуманитарный профиль востребован в меньшей степени. Экономические направления не очень популярны. Уверен, будет возрастать спрос на IT-направления. Это общая тенденция как на постсоветском пространстве, так и в мире.

Фото: Светлана Разумовская

Инфографика: Владислав Фромов