Краеведение
242

Доцент НовГУ: «Суд о геноциде в Жестяной Горке повлияет на исторические исследования»

Доцент НовГУ: «Суд о геноциде в Жестяной Горке повлияет на исторические исследования»
Доцент НовГУ: «Суд о геноциде в Жестяной Горке повлияет на исторические исследования»

22 октября в деревне Жестяная Горка открылся мемориал памяти мирных жертв нацистской оккупации. Одновременно с этим начался первый в российской истории судебный процесс о признании военных преступлений в годы Великой Отечественной войны геноцидом. О значении этого события мы поговорили с доцентом Новгородского университета и старшим научным сотрудником Санкт-Петербургского института истории РАН Дмитрием Асташкиным.

«Нам есть чему поучиться у Запада»

— Что даст решение суда о признании геноцида?

— Есть два важных смысла. Во-первых, будет рассекречена документация. Исследователи смогут с ней работать, публиковать научные и научно-популярные материалы. С ними, в свою очередь, смогут знакомиться люди. Во-вторых, будут обозначены места захоронений. На их месте уже никто ничего не сможет построить. Такие случаи, к сожалению, были.

— А люди заранее знали о том, что строят на костях?

— В Пскове в годы войны размещался лагерь для советских военнопленных «Шталаг-372». Многие узники были расстреляны или умерли от голода. Прямо на этом месте построены дома, в которых живут люди. Хотя в интернете можно найти фото 15-летней давности, на которых видны кости в котловане, но стройка не останавливалась.

«Шталаг-10Б» в коммуне Зандбостель

— За рубежом такое возможно?

— В целом такие места охраняются законом. Лет десять назад в Германии начали консервировать и меморализировать бывший лагерь для советских военнопленных «Шталаг-10Б» в коммуне Зандбостель. Долгое время это место было заброшено, но никто там ничего не строил. Сейчас создан музейный комплекс, ведутся научные исследования. Здесь есть чему поучиться.

Из исторической плоскости в юридическую

— Обычно под геноцидом подразумевается уничтожение людей конкретной национальной группы. О геноциде кого идёт речь в случае с Жестяной Горкой?

— Известно, что в Жестяной Горке по национальному признаку уничтожались еврейские и цыганские семьи, включая малолетних детей. Это — установленный факт геноцида. В остальных случаях чаще всего имели место обвинения в связях с партизанами. То есть признаков геноцида по этническому фактору нет. Однако все жертвы были убиты одним и теми же людьми и захоронены в одном месте. При этом в массовой гибели советских военнопленных в немецких лагерях от голода, невыносимых условий труда, болезней и расстрелов имеются признаки геноцидальности. Нацисты прямо говорили о том, что выживание местного населения в зонах немецкой колонизации их не интересует. Я не юрист, поэтому мне сложно говорить, как это будет трактовать суд.

— Какими могут быть последствия признания геноцида? Возобновится розыск военных преступников, прекращённый с началом перестройки, или что-то ещё?

— Разговор о преступлениях нацизма впервые за долгие годы переходит из исторической плоскости в юридическую. Европейский опыт демонстрирует, что такие расследования вполне реально проводить и сейчас. Виновных находят и приговаривают к заключению. Ограничится ли всё признанием факта геноцида или за этим последуют дальнейшие расследования, сказать трудно.

Важно понимать, что с выводами историков можно спорить. Существуют научные дискуссии, специалисты не соглашаются друг с другом. Оспаривать юридический документ будет нельзя. Это повлияет в том числе и на исторические исследования.

— Вы не опасаетесь, что это может ограничить учёных в возможности сделать тот или иной вывод по итогам исследований?

— У нас законодательно закреплена недопустимость искажения решений Нюрнбергского трибунала. Это не мешает моей деятельности. Конечно, учёные всегда должны сомневаться в источнике. Без критического анализа источников нет науки. Надеюсь, что критический анализ источников никак не будет ограничен, мы сможем что-то уточнять и дополнять.

Историческая память

— В контексте открытия мемориала и начала судебного процесса прозвучал ряд заявлений о защите исторической памяти. Чью историческую память нужно защищать? И кто её должен формировать?

— Большой вопрос, можно ли вообще формировать историческую память, или это — спонтанный процесс. Если в обществе нет внутренней интенции, ни у каких сил расставить какие-то акценты не получится. В этом смысле показателен советский пример: со временем устремления людей изменились, и некогда востребованные ориентиры перестали находить отзыв. За рубежом есть целое направление Memory studies, занимающееся изучением памяти, в том числе процесса её формирования. Пока появляется больше вопросов, чем ответов.

— Вы видели мемориал в Жестяной Горке? Насколько обоснованным вам кажется сочетание символов?

— На месте я не был, могу судить только по фотографиям. На них налицо наслоение разных символов. Для кого-то оно может сливаться в визуальную сумятицу, для кого-то — служить олицетворением того, что были разные жертвы военных преступлений и разная память о них, и всё это объединено в одной географической точке.

— Почему именно Жестяная Горка стала точкой начала процесса о признании военных преступлений нацистов геноцидом, а не другие места массовых убийств мирного населения?

— В Новгородской области известно не так много точек, где происходило массовое уничтожение мирных жителей. Преступления в лагере для военнопленных «Коммунар» в Чудовском районе, судя по новостям, ещё будут расследоваться. Было много деревень, работоспособное население из которых угоняли, а дома сжигали вместе со стариками и детьми. Но выделить какую-то одну из этого ряда сложно. А Жестяная Горка была местом казней не только новгородцев. Сюда свозили людей из-под Пскова, из-под Ленинграда и других мест, допрашивали и уничтожали.

***

27 октября Солецкий районный суд признал убийства в Жестяной Горке геноцидом. Отметим, что сейчас в России расследуют ещё три аналогичных дела. Они касаются массовых расстрелов в Змиёвской Балке под Ростовом-на-Дону в августе 1942 года, убийства 214 воспитанников детдома в Ейске в октябре 1942-го и гибели советских заключённых в финских концлагерях на территории Карелии в 1941-1944 годах.

Фото: архив правительства Новгородской области, Светлана Разумовская, сайт мемориала «Шталаг-10Б» в коммуне Зандбостель, поисковая экспедиция «Долина», pixibay.com.

Материалы по теме