Книги
1307

Начитанные: Студентка Ксения Кузина о детской литературе для взрослых, пронзительной прозе и яркой поэзии

Начитанные: Студентка Ксения Кузина о детской литературе для взрослых, пронзительной прозе и яркой поэзии

Ксения Кузина учится в Новгородском университете на культуролога. Студентка читает около 50 книг в год: это учебная литература, философские труды, художественные романы и науч-поп. Она рассказывает, почему стоит познакомиться с сочинениями Платона и Шопенгауэра, зачем читать детские книги и что в её списке must read.

 

В школе Ксения думала над тем, чтобы стать историком, физиком или оператором. Говорит, что потом открыла для себя сайт Arzamas, лекции по искусству XX века, и «мир перевернулся». Сейчас девушка изучает в Новгородском университете культурологию. Для будущей специальности приходится читать много разноплановой литературы.

— Буквально весь прошлый год я училась читать по диагонали, — комментирует она. — У нас был предмет «Антропология культуры». Мы изучали и классические работы (например, Клода Леви-Стросса), и современных авторов про современный город, урбанизацию. Было очень сложно усваивать много информации в сжатые сроки. А на первом курсе была философия, и я там почти отдыхала. Читала Платона, Марка Аврелия, Шопенгауэра — просто потрясающе. Если человек думает, что философия — это сложно, и надо будет сидеть в античности, думать о высших материях, на самом деле нет. Вот «Афоризмы житейской мудрости» — Шопенгауэр очень классно вплетает какие-то сложные мысли о нашей жизни, которые применимы и сейчас. Это актуально и очень интересно. Читаешь произведения людей, которые жили давно до тебя, и открываешь для себя мысли, которые нашли текстовое воплощение. Автор выводит к тому, о чём ты думал, но не мог сформулировать.

Интерес к художественной литературе появился, когда в школе начали изучать произведения Николая Гоголя.

— Заставили читать «Мёртвые души», — вспоминает Ксюша. — Открыла и, к своему стыду, не знала, что такое «бричка». Я поняла, что надо это решать. Стала себя заставлять, разбираться в тексте, и теперь это вошло в привычку.

На первом курсе мне посоветовали Эриха Фромма. Читала его месяц и ломала себе мозги. Потому что почитаешь, подумаешь, вернёшься.

Особенно когда ты из школы с рамочным сознанием, а тебе предоставляют свободу. Это особенность нашей кафедры — полная свобода мысли, — добавляет студентка.

 

Её любимые авторы — Владимир Набоков, Жан-Поль Сартр, Лев Толстой, Дмитрий Лихачёв, Эрих Мария Ремарк, Михаил Булгаков. Ксении также нравятся эссе Иосифа Бродского, «Мой дедушка был вишней» Анджелы Наннети, «Невыносимая лёгкость бытия» Милана Кундеры, «Заветы» Маргарет Этвуд и «Авиатор» Евгения Водолазкина.

Но не так важен писатель или сюжет, прежде всего студентка обращает внимание на язык, стилистику и такт. «Я люблю обилие метафор, когда в предложение всё по-настоящему красиво написано, когда мысль автора вьётся на несколько страниц, а ты растворяешься в этом уникальном ритме», — говорит она.

— Электронные книги вообще не уважаю. Я скачиваю, когда нам задали, и я понимаю, что книга не нужна мне будет в жизни. Оставляю только то, что люблю, и классику. Половину отдаю в библиотеку, половину продаю, если в шикарном состоянии. У меня есть связи в библиотеках. Я иногда покупаю новое издание, а они мне отдают старое, которое мне нравится. У меня, например, «Мэри Поппинс» в старом советском издании, — отмечает Ксения.

Для подборки на «Газон.Медиа» Ксения выбрала четыре романа, стихи испанского поэта и цикл детских книг.

Саша Соколов «Школа для дураков»

Удивительное произведение русской литературы, прелесть и неповторимость которого чувствуешь чуть ли не с первых строк. Лично я влюбилась в эту чудесным и необыкновенным образом рассказанную историю уже с десятой страницы. Вся книга пропитана тёплыми образами, запахами, афоризмами и летящими метафорами, детством.

Саша Соколов рассказал историю мальчика с раздвоением личности, который познаёт мир и себя. Меня поразила наивная сила, с которой живёт главный герой. То, как он находит в сером взрослом мире свои яркие образы, ценности, как он чувственно описывает дуновение ветра, любовь, каждый миг своей жизни. В этом, мне кажется, и кроется пронзительная философия книги. В скрытой внутренней магической стойкости даже маленького и слабого человека, в важности взгляда каждого, в том ощущении безвременья, которое создаёт история. Я благодарна этой книге за все чувства и мысли, которые она вызвала. Это произведение достойно внимания всех читателей.

Поэзия Федерико Гарсиа Лорки

Работы Лорки для меня радость и наслаждение, ни у кого я не встречала столь пронзительной, острой и в то же время ярко-сочной поэзии. Своей лёгкой рукой он касается темы мироздания даже в короткой на несколько строф пейзажной зарисовке.

Август.

Персики и цукаты

и в медовой росе покос.

Входит солнце в янтарь заката,

словно косточка в абрикос.

И смеётся тайком початок

смехом жёлтым, как летний зной.

Снова август.

И детям сладок

смуглый хлеб со спелой луной.

Перевод А.Гелескула

Туве Янссон книжный цикл «Муми-тролли»

Всем нужно читать «Муми-троллей». Это гениальная детская литература. Это литература об уютном доме, важности семьи и дружбы, о терпимости, о том, почему не стоит бояться Морру. Книги про «Муми-троллей» о жизни, про которую мы забываем в суматохе дней, жизни полной приятных мелочей, путешествий в море, посиделок на веранде с кофе. После чтения книг Туве Янссон я очень успокаиваюсь, сразу хочу мастерить, творить, готовить, чаще останавливаться в своих делах и наслаждаться мгновением.

В детской литературе истины, про которые современный человек забывает. Взрослым людям, я считаю, нужно больше читать детской литературы. В ней можно по-другому взглянуть на волнующие вопросы, возможно, даже понять их глупость или ненужность. Детские книги помогают расставить ориентиры, напомнить о том, что действительно важно.

Лоран Бине «HHhH» («Глава Гиммлера зовётся Гейдрихом»)

Я прочитала эту книгу два года назад. Очень хорошая вещь. Нравится стилистика: автор соединил художественную литературу и документалистику. Это очень сильная история о покушении на Райнхарда Гейдриха, который зверствовал в Чехословакии во время Второй мировой войны. Сопротивление выдвинуло двух молодых ребят для проведения операции — ими стали Йозеф Габчик и Ян Кубиш. Они пошли на полнейшее самоубийство. И очень сложно представить, что люди жили вот так, им нужно было найти в себе столько воли и силы, чтобы пойти против буквально олицетворения тирании.

В «HHhH» описывается локальный подвиг. Не тот, на который пошли уверенно и во имя грядущей победы, а тот, в котором постоянно, внутри себя, люди сомневаются. Когда они один на один со своим страхом и пониманием, что другого пути нет. Мне нравится момент в книге, когда Габчик и Кубиш с товарищами понимают, что нет дороги назад, — момент в церкви, где они прятались, а их обстреливали. Автор невероятно передал это ощущение героев, что они как свечка потухнут в любой момент, и их больше нет.

Владимир Набоков «Другие берега»

Если вы хотите почувствовать, каково быть ребёнком в начале ХХ века в Петербурге, вам сюда. Автобиография Владимира Набокова — must read. Я перечитывала это два раза, невероятно читается под классическую музыку. Обилие детских образов, яркость: автор на страницу описывает, как он пил какао в парке, как зеленели дубы, как синева расплывалась по зимнему Петербургу — ты погружаешься и тоже это чувствуешь. Набоков потрясающе пишет. Всех, даже моих знакомых филологов, пугает обилие метафор на страницу. Вдумайтесь, человек алфавит расставил по цветам и по вкусам. Такое глубокое осмысление языка.

Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества»

Книжку мне дедушка дарил. А он плохого не посоветует. Благодаря этой книге я не только «обмозговала» прочитанного Бориса Виана с его «Пеной дней», но и убедилась, что магический реализм — это полностью моё направление в литературе. «Сто лет одиночества» — ключевая работа колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса, написанная в направлении магического реализма. С первых страниц романа погружаешься в мир городка Макондо, в чьём историческом развитии можно увидеть множество библейских отсылок, философских моментов и историю Латинской Америки.

Всё повествование крутится вокруг семьи основателей города — Буэндия, в роду которых появляются самые удивительные люди: от несостоявшегося Папы Римского, титана под каштаном до ювелира или простого неудачника. Следить за ходом событий и поворотами судьбы героев безумно интересно. Слог в книге потрясающий. И, несмотря на одинаковые и повторяющиеся имена мужской линии Буэндия, каждый член семьи уникален. В романе множество душевных моментов, начиная от шумных семейных посиделок, заканчивая пронзительными разговорами о простоте настоящей веры.

Фото Светланы Разумовской

Материалы по теме