Отдых
2034

Волка мемы кормят: интервью с создателями того самого паблика о НовГУ

Волка мемы кормят: интервью с создателями того самого паблика о НовГУ

Как известно, волк слабее льва и тигра, но в Питер он не поступает. В этом твёрдо убеждены админы паблика «Волки и НовГУ» — второкурсники кафедры журналистики Екатерина Золотарёва и Данила Никаноров. Их группа «ВКонтакте» с мемами о Новгородском университете за два года набрала почти три тысячи подписчиков, на них подписаны директора институтов и проректоры. «Газон.Медиа» успел поговорить об истории паблика с главными в стае, пока они, как порядочные волки, после сессии не укатили в бабушкину деревню воровать кур и выть на луну из-за сложных экзаменов.

— Откуда вообще взялся паблик? И почему там стали обитать волки?

Екатерина: Паблик появился ещё до того, как я поступила в НовГУ. Я проходила во вторую волну — прям на грани. И было бы забавно, если бы я не поступила. Паблик мы создали с моим одноклассником — сейчас нашим одногруппником.

Начиналось всё просто. Мы угорали в чате выпускного класса. И тогда просто нечеловечески форсились мемы с волками, пародирующие пацанские цитаты. Это был уже такой постмодернизм — шутки над шутками. А в нашем чате мы обсуждали поступление. А многие абитуриенты ведь считают, что НовГУ — это не круто. Мол, это вуз для тех, у кого невысокие баллы, или для тех, кому больше некуда поступать.

А нам было как-то обидно, неприятно, когда одноклассники стебались над поступавшими в НовГУ типа «чё, на большее мозгов не хватило?». На это нужно было ответить. И мы решили — если НовГУ не считают крутым, мы сделаем его крутым сами.

Данила: Пацанский стиль перерос в добрую иронию над любимым местом. Так всё и завертелось.

Возле НовГУ установили символ абитуриентов — самую большую в мире статую волка — его высота 6 метров и постамент почти 4 метра

— Благодаря «Волкам» кто-то узнал о Новгородском университете?

Данила: Каждый август-сентябрь у нас идёт прирост подписчиков — думаю, это абитуриенты.

Екатерина: У меня есть младшие братья-сёстры, которые учатся в школе. Они тоже в теме нашего паблика, привлекают туда друзей, одноклассников. Те активно делятся нашими мемами. Возможно, такое позитивное впечатление окажет положительный эффект — и привлечёт эту подрастающую молодёжь в НовГУ.

— Ваш паблик выстрелил из-за иронично-патриотического по отношению к универу посыла или из-за чего-то другого?

Данила: До того, как мы начали, аналогов таких групп не было. Да, была «Подслушано НовГУ», куда все писали, что вздумается, и паблики типа «Отчислено» — такие глобальные паблики о студенчестве. Мы же были нацелены на более узкую целевую аудиторию. Идея выстрелила, потому что своё, родное.

Екатерина: Да, наша аудитория привязана к региону, к конкретному учебному заведению. В «Подслушке» ведь, в основном, вопросы задают, помощи просят, рассказывают о потерянных вещах. У нас же чисто развлекательный формат.

— Когда контент стали присылать пользователи?

Данила: В начале первого года абсолютно все мемы мы делали сами. Изредко что-то присылали однокурсники, потому что засветиться ведь всем хочется — а наш паблик потихоньку набирал обороты. Но через какое-то время мы увидели, что контента в предложки у нас больше, чем мы можем сделать сами.

Изначально мы придерживались лимита — условно, три мема в день закладывали на неделю вперёд. Из предложки мы брали сначала понемногу мемасов, потом больше перешли на предложку.

Екатерина: Это нас расслабило очень, плюс сказалось несколько факторов. Учёба начала усложняться — причём со второго курса стало радикально сложнее. На первом курсе с этими виртуальными группами, когда непонятно какие лекции и по какому расписанию, было легко, оценки были практически нахаляву.

Данила: Сейчас у нас тяжёлая сессия, много нагрузки. Поэтому паблик в стагнации, предложка немного остыла. Мы могли бы залететь на инфоповоде — на мемах о сессии. Но на ведь и самим её сдавать надо. Я думаю, в июле мы ещё стабильно попостим в нынешнем режиме. А в августе-сентябре усилимся, чтобы охватить абитуриентов.

— Как журналистам опыт ведения паблика оказался для вас полезен?

Екатерина: Лично для меня это не новый опыт. Конечно, до этого у меня не было пабликов с огромной аудиторией, но, скажем так, это было довольно неформально — не было обязаловки, что «сейчас надо обязательно что-то поставить на неделю». Такого у нас хватало и в проектной деятельности. Паблик мы делали и делаем для собственного удовольствия, иначе смысла в этом не будет. Конечно, приятно, что это привлекает столько людей и они это ценят.

Данила: Пока мы не хотим переходить в формальности, чтобы не убить качество контента, оформления.

— В доисторические времена студенты играли в КВН. Вам не кажется, что на замену ему теперь пришли мемасы — и из вашего паблика тоже.

Екатерина: Недавно видела фразу о том, что раньше говорили: «Помнишь, как в том анекдоте?», то теперь: «пПомнишь, как в том меме?» Сейчас юмор переходит в другой формат — как и всё с появлением гаджетов доступно в любой точке интернета. Всё виртуализируется. Мемы — это визуализированные анекдоты. В интернете ведь всех привлекают картинки.

Данила: По сути, юморные паблики — тот же КВН. Алгоритмы похожи — выложил мем, засветился, profit.

— Мем — это особый вид коммуникации?

Екатерина: мемом обычно становится какая-то разошедшаяся картинка. А пользователь должен добавить просто свой текст.

— Вы создали сотни мемов, а отсмотрели тысячи. Какие темы заходят лучше всего?

Екатерина: Мемы про сайт дистанционного обучения заходили отлично. Потому что он был очень глючный, постоянно висел. Тесты там тоже были кривые — например, правильными должны быть два варианта ответа, а сайт даёт выбрать только один.

Данила: Сессия тут стоит столпом — эта тема для шуток будет актуальна всегда. В шутках мы стараемся не трогать конкретных лиц — преподавателей или ещё кого-то. В этом мы сразу себя ограничили, чтобы никого не оскорбить ненароком.

— Ещё какие-то цензурные моменты в работе с пабликом есть?

Данила: Ну, когда началась дичь с удалённым обучением, и никто не понимал, что происходит, в предложку пошёл поток нелицеприятных мемов, где сравнивали НовГУ с помойкой или типа того. Мы решили не постить откровенную чернуху, а адекватно-критические мемы разбавляли, публикуя рядом более-менее благоприятные мемасы. Сильно злодейскую позицию по отношению к универу мы не поддерживаем, но если предлагают что-то не сильно злое, то можем опубликовать.

Екатерина: Шуток, которые могут оскорбить кого-то по национальному, половому или религиозному признаку у нас тоже быть не может.

— Как думаете, какое отношение к университету «Волки» формируют внутри вуза и со стороны?

Екатерина: Думаю, плохую репутацию он не создаёт, потому что он рассчитан на аудиторию, настроенную позитивно. Это наши «±» ровесники, те, кто хотят поступить, или уже учатся в НовГУ. У нас нет задачи уделать, раскритиковать «по-чёрному», выставить университет в плохом свете. Мы рассказываем и о негативных сторонах, в том числе. Но с юмором и любя.

На нас подписаны многие люди из руководства вуза — и.о. директора Гуманитарного института Даниил Крапчунов, проректор по образовательной деятельности Юрий Данейкин. Насчёт ректора не знаем, но мы в курсе, что большие дяди из универа посматривают наш паблик. Многие преподаватели на нас подписались — им нравится, они лайкают посты, комментируют.

Руководство и преподаватели понимают наш истинный посыл, понимают, что это — просто юмор. Поэтому особенных проблем у нас нет.

— Не хотите сделать мерч «Волки и НовГУ»?

Данила: Думаем об этом очень давно. Но это довольно затратно, а у нас нет спонсоров. Мы уже выпускали наклейки чисто за свой счёт и разыгрывали их. Мы делали стикеры для телеграмма — их нам рисовала очень хорошая художница по бартеру.

Екатерина: Меня отталкивает идея монетизации. Потому что если ты что-то монетизируешь, то в это стоит вкладываться целиком. Сейчас я не могу себе этого позволить — заниматься исключительно пабликом. У меня есть увлечения, учёба, подработки. Поэтому в концентрации только на паблике я пока не вижу особого смысла. Ведь мы делаем его для своего удовольствия.

Данила: Стоит сказать, что у нас есть кнопочка «Донаты». Вы всегда можете поддержать нас.

— Вы на шаверму-то хоть насобирали?

Данила: Часть собранных денег ушла на призы победителям недавнего конкурса. А больше мы и не собрали.

— От чего за два года в университете больше всего впечатлений?

Екатерина: Зайду издалека. Я сменила много школ, в старших классах отучилась в двух. И в обеих меня готовили к тому, что школа — это легко. А вот пойдёшь в универ и там ты познаешь настоящую жизнь, будешь вешаться только так. К счастью, родители такого мне не говорили, наоборот — уверяли, что в вузе всё будет нормально. Но то, как настраивали в школе — с ЕГЭ, с этим нагнетанием, — оставило неприятные ощущения. Казалось — а вдруг это правда? Поступив, поняла — нет. Не сказать, что в университете сильно легче учиться, но это проще в другом плане. Когда поступаешь в вуз, то это, как правило, твой осознанный выбор. Я надеюсь, по-крайней мере, что большинство идут туда, куда хотят, а не по настоянию родителей. Университет —  место, где ты оказался по своей воле, это только твоя ответственность. Ты можешь учиться, а можешь уйти в любой момент. Такая свобода выбора мне нравится больше.

Данила: Мне в университете нравятся преподаватели. Если сравнивать со школьными, в вузе они больше заинтересованы в том, чтобы интересно преподать информацию. В отличие от учителей, они не диктуют монотонно, а стараются голосом, интонацией и прочими фишками завлечь, интересно строят рассказ. Это всегда подкупает, на лекции ходить хочется.