Возможности
1612

Сушеные улитки, уроки хором и вход по скану лица: как учится в Китае студентка из НовГУ

Сушеные улитки, уроки хором и вход по скану лица: как учится в Китае студентка из НовГУ

НовГУ и вузы КНР продолжают укреплять партнерские отношения в сфере образования и науки. Университеты обучают востребованных в ведущих компаниях обеих стран специалистов, сертифицированных педагогов китайского языка. После стажировки они вернутся в НовГУ – преподавателями, лингвистами, специалистами профильных подразделений.

В начале года студентки четвёртого курса кафедры перевода и межкультурной коммуникации Юлия Кондратьева и Мария Леванина отправились на бесплатную стажировку в Хубэйский университет искусств в Поднебесной. В течение года они учат китайский язык и знакомятся с культурой страны.

Юлия Кондратьева рассказала «Газон Медиа» о неожиданно легких в изучении иероглифах, гигантских кампусах и о том, как «у них» могут наказать за вечеринку в неположенное время.

— Что сложнее всего в изучении китайского? И как удается совмещать учебу в НовГУ с занятиями в Китае?

— Лично для меня в китайском сложнее всего произношение и аудирование. Созвучных слов в этом языке очень много. И если прослушать в предложении хотя бы один слог, то можно упустить важную часть смысла. Но я думаю, это поправимо – учить китайский не сложнее, чем другие языки. Обычно люди пугаются вида иероглифов, но читать эти значки на самом деле легко. В Китае они повсюду, смотришь на них, прописываешь и потом легко узнаешь. В китайском нет падежей, суффиксов, окончаний. Одна графема на письме – это уже слово. Как правило, грамматические конструкции выражаются с помощью перестановок членов предложений и каких-то дополнительных частиц.

Языком мы ежедневно занимаемся по четыре часа. На «практическом китайском» мы говорим, знакомимся с лексикой, грамматикой. Второй предмет я бы перевела как «китайское правописание и аудирование». Там учат правильно писать и, что особенно важно, слушать. Потом мы приходим домой и делаем домашнее задание. Плюс много практикуем язык в быту.

Вся российская учеба проходит дистанционно. Нам присылают задания по почте, иногда в видеоформате. В Китае не самый лучший интернет, приходится пользоваться дополнительными программами, чтобы все нормально работало. Неоднократно не загружались тесты. В итоге получается четыре часа занятий на китайском, онлайн учёба в НовГУ и домашки, домашки, домашки.

— Расскажи поподробнее про методику преподавания китайского и чем она отличается от российской системы?

— В Китае подход к образованию другой, это более «коллективная» страна. Здесь принято на занятиях все делать вместе: иностранные языки учат методом повторения – учитель читает, группа хором за ним повторяет. Творческих заданий для меня пока маловато: иногда, например, просили написать небольшое сообщение о своей семье на китайском. Мы четко занимаемся по учебнику, и ты всегда знаешь, что будет по программе завтра и послезавтра, и через месяц. Но в этом есть и минус. Из-за такого подхода не развивается навык спонтанной речи. В неожиданной ситуации китайцы могут растеряться и по-английски не ответить. Например, с иностранцами местные чаще всего говорят на родном китайском, а если их не понимаешь, то они просто начинают громко, медленно проговаривать слова.

— Удается ли поддерживать активную общественную жизнь в Китае? Есть ли в стране какие-то организации вроде наших студсоветов?

— В кампусе множество кружков: танцевальных, спортивных и других. Наш приезд совпал со спортивным праздником, и в команды набирали иностранцев. За определенные места на соревнованиях призом была скидка на обучение. В Китае вообще активно поощряют за то, что ты чего-то сам добиваешься. Студенческий совет тоже есть, но отбор туда довольно строгий: нужна хорошая успеваемость, дисциплина, какие-то достижения. Это буквально образцовые ребята, медийные лица университета.

— Что представляет собой студенческий кампус в Китае?

— Китайский кампус это в прямом смысле студенческий городок – довольно большая огражденная территория за пределами города. Вход – по скану лица. Внутри находятся посты охраны, учебные корпуса, общежития, магазины, отделения связи, банков, парикмахерские. Некоторые торговые точки в кампусе – что-то вроде наших семейных лавочек. Например, хозяйка одного магазина на первом этаже – милейшая бабушка. На территории также расположено три очень больших столовых с множеством «окошечек», скорее всего, тоже частных. Каждое специализируется на каком-то блюде: в одном вам сварят пельмени, а другом подадут лапшу. Получается такой огромный студенческий фудкорт. Путь из одного конца кампуса в другой по времени занимает около 20 минут.

Режима дня в студгородке нет, но, например, у нашего общежития есть правило: возвращаться до 10 вечера, максимум в 11.30. Если его нарушить, то высылается предупреждение. Впоследствии могут лишить различных поощрений. К дисциплине отношение здесь довольно серьезное. Например, одного из студентов-пакистанцев навсегда лишили скидки на образование за то, что он устроил вечеринку.

— Поделись впечатлениями непосредственно о китайском общежитии? Чем оно отличается от наших? Насколько там комфортно?

— Комнаты в нашем общежитии рассчитаны на два-три человека, в одной из них живем мы с Машей. Жилье квартирного типа: комната и ванная, кухня общая. Но кухней мы редко пользуемся из-за графика дежурств. Нет, мы не против уборки, но наши соседи не особо аккуратные люди, скажем так. И на них очень часто поступают жалобы. Поэтому мы решили готовить в комнате: здесь есть мультиварка и чайник. Китайцы, в том числе наши кураторы, называют наш корпус отелем, потому что он действительно напоминает небольшую гостиницу. Я бывала в китайских общежитиях не для иностранцев, и они по условиям больше похожи на привычные нам: другой ремонт, в комнате могут жить до шести человек.

— Как отношения с соседями, есть ли конфликты? Из каких они стран и на каком языке вы общаетесь?

— Мы общаемся на английском. Весь второй этаж отведен иностранцам. Здесь живут пакистанцы и девочки из Нигерии. Пакистанцев подавляющее большинство. Они люди по натуре очень шумные, веселые. Иногда по ночам бегают по коридору, слушают музыку. Но в целом ребята хорошие, конфликтов у нас нет.

— Как у вас с базовыми коммунальными российскими потребностями: отопление зимой, центральная подача воды, прачечные?

— Отопления здесь нет, и я даже не уверена, что конструкции зданий как-то дополнительно утеплены. Мы живем в городе Санъян, на юге страны. Весной здесь около 30 градусов, но уже ближе к декабрю наступает резкое похолодание. На занятия приходим в верхней одежде, покупаем одноразовые грелки. Но каждый раз при падении температуры китайские кураторы пишут: ребята, одевайтесь теплее, пейте горячую воду. В общежитии тоже утепляемся, лично я ношу две кофты. Еще у нас есть кондиционер, который всегда можно включить на режим обогрева. Но нужно держать в голове, что потом придет счет на кругленькую сумму.

С водой проблем нет, но стиральная машинка у нас одна единственная на все общежитие, но никто не жаловался. На ней есть QR-код. В Китае в принципе распространены платежи по QR-кодам. Сканируешь его и через специальное приложение оплачиваешь. Около 3 юаней – примерно 37 рублей – за 45 минут стирки.

— А как в Китае насчет насекомых больших и маленьких? Есть ли проблемы, допустим, с тараканами или с какими-нибудь москитами?

— Тараканов мы не встречали, но есть другая проблема. Насекомые здесь, и правда, большие. Уже на второй день после приезда мы увидели на сетке нашего окна огромного богомола. Плюс здесь обитает какой-то очень крупненький вид жуков. Во время похолодания его представители лезут к нам сквозь щели окон погреться. Они очень шумные и тапкой их не убьешь. Нужно покупать специальный спрей. У нас с этими жуками были очень долгие разборки, но в конце концов наступили сильные холода, и они просто пропали.

— Теперь поговорим про город и про сам Китай. Что больше всего вас поразило? Например, существует стереотип, что в стране очень грязный воздух из-за строек, заводов. И все носят маски. Так ли это?

— Строек и правда много. Китайцы очень активно проводят реновацию: в городе постоянно что-то сносят и строят. И очень быстро все убирают, это я могу отметить. У нас недалеко от кампуса была почти полностью снесена целая улица: все было в руинах, песке. А через пару недель проезжаешь мимо, оп, они все накрыли, а вскоре уже и вывезли.

По поводу масок – в последний раз я их видела на людях в декабре, когда был небольшой всплеск заболеваемости. Но сейчас опять все в норме, хотя мы живем неподалеку от печально знаменитого города Ухань. А воздух здесь замечательный, кампус располагается среди гор. Но если в солнечный день приехать в любой другой более крупный город неподалеку, то около небоскребов можно заметить какой-то немножко «нездоровый» туман.

Около 10 лет назад в реке Хань произошла экологическая катастрофа. Нам запрещено взаимодействовать с водой: некоторых отчитывали за то, что они прошлым летом чуть ли не купались в ней. К реке сами китайцы особо не подходят. Хотя она красивая.

— Как обстоят дела с общественным транспортом, насколько он доступен и какие виды транспорта самые популярные?

— В Китае я не видела ни одного электросамоката. Здесь предпочитают электробайки. На этих мотоциклах разъезжают абсолютно все, их можно по QR-коду арендовать. Они по размеру чуть меньше настоящих мотоциклов, но опасность в том, что ездят электробайки почти бесшумно. Для них предусмотрена отдельная дорожка, но переходить, например, перекресток нужно все равно вместе с ними. Китай — это страна, где городская среда ориентирована больше на водителя, чем на пешехода. Метро в городе нет, но автобусы супер, только очень маленькие.

— С какими стереотипами русских вы сталкивались в Китае? Что вам говорили при встрече? Говорили: о, русский, русский? Или, может, им все равно?

— Первое, что нам говорили незнакомые люди, это то, что мы американцы. Не знаю, почему. Еще, бывает, называют «лаовай», что переводится как иностранец. Что касается стереотипов, то однажды китайский куратор спросила, правда ли, что русские мужчины настолько сильные, что могут победить медведя. Из неожиданного – в Китае очень любят российскую «Битву экстрасенсов». Тема духов и потустороннего мира им интересна.

— Насколько молодежь Китая следит за модой? И чем отличается модный китайец от модного россиянина?

— Девочки из КНР очень любят светлые и «пушистые» вещи, но здесь редко увидишь человека, который носит облегающую одежду, в основном предпочитают мешковатую. И они по улице ходят в тапочках, даже в автобусе. Причем тапочки красивенькие, в виде какого-нибудь зверя. Я, кстати, для них высокий человек, хотя я считаю, что у меня достаточно средний рост – 170 сантиметров.

— Китайская еда вкуснее в Китае или в России? Есть ли блюдо, которое совсем не понравилось? Сколько в месяц у вас уходит на жизнь в Китае?

— Китайская еда очень острая, мне такое нравится. Она напичкана разными специями и хранится достаточно долго. Я точно знаю, что в России буду скучать по острым кальмарам, сушеным улиткам, маринованному бамбуку. И по MeatFloss – это сушёное мясо, но выглядит как вата. На вкус мягкое, пушистое, солёное. А как-то раз мы купили молочный чай со вкусом сладкого картофеля. Это буквально чай со вкусом картофеля. Вот это мне вообще не понравилось. Очень сильно скучаю по нормальным сосискам, по сыру. Молочку в Китае почти не едят. Молоко здесь какое-то удивительное: может спокойно неделю без холодильника стоять и очень дорогое. Местные сосиски – это какие-то спрессованные паштеты, если честно. Но мясо здесь хорошее, китайцы очень много говядины едят, бекона, рыбы. Она тоже вкусная.

Сейчас лично я живу на 500 юаней в месяц. Это если на рубли пересчитывать, то чуть больше 5 тысяч рублей. Цены здесь, как мне кажется, чуть-чуть дешевле, чем в России. Например, овощи, фрукты здесь довольно дешевые. И даже если денег впритык, то всегда можно выжить на мелочах. Здесь практически в каждом магазине есть отдел «все по одному юаню». Там продаются маленькие пакетики маринованного чего-либо: бамбук, кальмары, сушеное мясо, пара вареных картофелин.

— Какой бы совет ты могла дать желающим поехать в Китай и учить китайский? Например, если такая программа стажировок в НовГУ продолжится.

— Во-первых, я однозначно рекомендую людям, которые хотели бы изучать китайский непосредственно в языковой среде, воспользоваться этой возможностью. И теплые вещи не забыть, конечно же. И еще очень хорошо подумать, сможете ли вы выдерживать учебную нагрузку, расставание с привычными в России вещами. Я по возвращении продолжу изучать китайский, потому что это очень востребованный язык.

Юлия Кондратьева стала победительницей конкурса «Стирай границы. Китай» в рамках реализации проекта «Мир без границ» программы «Приоритет 2030». По окончании стажировки ей предстоит экзамен по китайскому языку HSK4 – по шкале CEFR соответствует уровню B2, подтверждает способность общаться на самые разные темы с носителями языка. В конце программы Юлия получит сертификат о прохождении обучения.

Фото Юлия Кондратьева