Студенты
240

Анастасия Трофимова

Анастасия Трофимова

«Когда мне исполнится 18, хочу открыть свой тату-салон. А в 32 построить маленькую империю»

Студентка кафедры архитектуры и реставрации НовГУ Анастасия Трофимова начала работать с 15 лет в сфере тату и парикмахерского искусства. Корреспонденту «Газон.Медиа» Настя рассказала, как родители подтолкнули её к созданию собственного бизнеса и почему важно уже на первом курсе совмещать учёбу и работу.

— Чем ты занимаешься помимо учебы в университете?

— Я занимаюсь творчеством, рисую картины, сейчас основной вид деятельности — тату-мастерство, раньше ещё работала парикмахером, сейчас тоже бывает клиентов на дому беру, либо родственников стригу, крашу, завиваю.

— Почему ты пошла работать? Может быть, тебе родители не давали на карманные расходы?

— Нет, это была моя инициатива. Родители обеспечивали меня. Отчим один раз мне намекнул, что у меня хорошо поставлена рука на рисование: почему бы не попробовать себя в тату-мастерстве? Я бы сама никогда не додумалась до этого. Мы договорились, что отчим мне оплачивает курсы, покупку материалов и инструментов, а я ему через год после окончания курсов и набора опыта забью «рукав», в тематике «Три богатыря».

— Как прошел твой первый сеанс в роли тату-мастера?

— Сначала было жутко страшно. Когда взяла свою первую живую модель и начала бить ей татуировку, ясно поняла, что это человек и тату тяжело свести. Если ты накосячишь, то всё, тебе конец. Клиент был вообще не привередливый. Он понимал, что это моя первая работа и ему было всё равно, потому что у него всё тело «забито» и он заполнял свободные участки. Я ему не самый ровный рисунок сделала, но очень старалась, после заживления рисунок выглядел нормально. Была очень удивлена, думала, будет криво и страшно. Через пару работ начала ловить кайф, пошел полёт фантазии. 

— На дому принимаешь клиентов?

— Да, ко мне, в основном, приезжают клиенты из Санкт-Петербурга, Ленинградской области. Санитарные условия подходят для работы. В Санкт-Петербурге работала и на дому, и в Taurus — это школа-салон для татуировщиков. Там предоставляют возможность сначала учиться, а потом работать.

— Как относились опытные мастера к тому, что наравне с ними работала несовершеннолетняя девочка с маленьким опытом работы?

— У нас в салоне нет никакой ревности. Все взаимоотношения основываются на дружбе и доверии. Коллектив всегда помогает, люди учатся друг у друга. Меня это даже больше привлекало в работе, что тебе помогут, не будут косо смотреть, если у тебя будет получаться и начнешь больше зарабатывать. 

— Чему ты научилась у тату-мастеров с Taurus?

— Для начала я научилась смешивать цвета, это было самое сложное: там есть много тонкостей в орудовании машинкой в колпачке с краской. Татуировщики не берут готовые цвета. Вот ты знаешь, что такое татуировка в реализме? Портрет, например, со множеством оттенков, у мастера не может быть столько баночек с краской готовой, чтобы воплотить задумку клиента в жизнь. Они работают как художники, также смешивают краску. Потом я ещё училась техникам нанесения штриховки. Не просто линии выводить, а именно рисунок сам, построение его. Также меня научили эскизам, чтобы они хорошо «ложились» на тело человека, так как оно не плоское. Это не лист бумаги, оно имеет разные формы, размеры и так далее. Татуировка должна хорошо «лежать» на теле. Это самый важный момент.

— Какие места на теле самые болезненные для набивки?

— У мужчин и женщин разный болевой порог. Но могу сказать, что самые болезненные места находятся ближе к костям: щиколотки, бёдра, череп, ключицы, позвоночник, лопатки. А удачными будут плечи и предплечья — там, где мягкие ткани.

— Почему ты пошла учиться на парикмахера?

— Мама работала в своём салоне, и она решила научить меня стричь, чтобы я в будущем это как-то использовала, либо просто ей помогала дома кого-то стричь или красить. Потом решила сама пойти поработать, потому что парикмахеры нужны в любом салоне, так как клиентов очень много. Начала работать салоне, но позже это желание угасло из-за большой нагрузки: тяжело целый день на ногах.

— Как вообще родители отнеслись к тому, что ты начала работать?

— Родители были только за. Мне даже папа предлагал открыть свой салон под 7%, которые бы я ему от выручки выплачивала. Они меня оба поддерживают, чему я очень рада.

— Ты зарабатываешь больше них или случалось хоть раз такое?

— Не больше точно. Я зарабатываю ещё не так много: из заработка нужно вычитать расход на материалы. Плюс работа тату-мастером — это непостоянное занятие, месяц есть клиенты, месяц — вообще ни одного. Можешь месяц сидеть без денег. Но я стараюсь сама себя содержать, потому что хочу уже вылететь из гнезда родителей. Но да, они всё ещё помогают. Но я хочу добиться полной независимости.

— Расскажи о плюсах и минусах в работе тату-мастером и парикмахером, если ты студент? 

— Начнём с работы с тату. Из плюсов — это свободный график, дополнительные деньги, но вложиться придётся достаточно много в покупку материалов и инструментов. Из минусов — поиск клиентов, новичкам нужно ещё постараться разрекламировать себя через знакомых, раскручивать соцсети. В работе парикмахером главный минус — это боль в ногах и спине к концу смены, ещё ты дышишь красками, из-за этого могут быть проблемы с лёгкими, так что лучше работать в защитных масках. Ещё могут быть мелкие порезы на руках от ножниц, это может грозить заражением крови. Вообще клиент и мастер отделены перчатками мастера и всё. Никто не спросит тебя, болен ли ты СПИД-ом или ещё чем-то. Также нос могут забивать маленькие волоски, особенно при стрижке мужчины. Плюсом могу назвать востребованность профессии: для студента это классно, если ты умеешь стричь, тебя много куда возьмут. Ты можешь работать в удобное время.

— В тебе что-нибудь поменяла работа в этих сферах?

— Я раскрыла себя с другой стороны, могу творить на коже человека. Это очень интересно, завораживает. Вообще, если ты по жизни ничем не занимаешься, то тебе скучно жить, не видишь смысла жизни. А я наоборот, если и получаю какую-то усталость, то всё равно приятную, потому что она идёт от любимого дела.

— Насколько я знаю, некоторые мастера могут оставлять свой автограф на татуировке или рядом с ней. Ты так делаешь?

— Сейчас я этого не делаю, так как работаю строго по эскизу, чтобы клиент не устраивал скандала, но когда-нибудь буду этим заниматься.

— Были ли у тебя «косяки» в работе? Выговоры?

— Таких случаев не было. Но был похожий, в котором была виновата не я, а клиент, который плохо меня слушал и не заживил татуировку, хотя я ему дала полнейший инструктаж и следила за ним две недели. Мужчина должен был всё правильно заживлять, иначе пигмент из-под кожи выбивается и всё, татуировке «хана», её не остаётся. Он ничего не делал. В итоге пришёл ко мне на коррекцию и сказал, что я неправильно что-то сделала, татуировка просто вывелась. Я ему объясняла причины, он меня не слушал. В общем, бывают такие клиенты, которые не слушают рекомендации, а потом удивляются тому, что у них проблемы.

— Встречались ли тебе неадекватные клиенты?

— Есть у меня один клиент, который все нервы мне вымотал. Приехал из другого города, два дня мы работали с ним. В общем, теперь я не люблю «Наруто», потому что забивала «рукав» в этом стиле. Он смотрел мультик и он привлек его настолько, что хотел рисунок прямо как в мультике и точка. Я начинала несколько раз работать, а клиент всё говорил, что неправильно. Не понимаю, зачем он мне давал готовые эскизы, если нужен был индивидуальный? Бывают такие клиенты, которые не знают, чего в итоге хотят.

— А в парикмакхерском деле были такие случаи?

— Да, был весёлый случай, когда пришла женщина чёлочку подстричь, а она очень привередлива в этом плане. Я работу сделала, но не профилировала, получился просто ровный срез, не легкий. Она начала кричать, но подошла моя коллега и несколько раз чикнула филировочными ножницами. Ничего не изменилось, просто моя помощница была увереннее, чем я. А в этом деле нельзя показывать неуверенность. В конечном итоге, женщина заплатила и ушла с недовольным лицом.

— Когда ты выполняешь работу, не важно, причёска это или татуировка, есть страх всё испортить? И как ты с ним борешься?

— Страх всегда есть. Думаю, даже у опытных мастеров, но это только перед началом работы. Когда ты её начинаешь, то отвлекаешься от внешнего мира, уходишь в себя, работаешь, это приносит удовольствие, а страх уходит. Так что нужно просто начать делать то, что тебе нравится, тогда страха не будет.

— Что для тебя труднее всего при набивке тату?

— Трудно начать: руку немножко потряхивает из-за вибрирующей машинки. Но когда проводишь первую линию, уже настраиваешься на работу и всё становится хорошо.

— Что чаще всего просят «набить»?

— Мне интереснее всего «набивать» психоделику. А есть люди, которые приходят с устаревшими давно лисами, волками, цветочками и птичками, вот это и есть популярное, но мне не нравится совершенно. Скучно слишком, думаю, у каждого второго такая татуировка есть.

— Остаётся ли у тебя свободное время?

— Я работаю не каждый день, а свободное время провожу либо в студсовете, либо отдыхая с друзьями.

— Как ты будешь после университета зарабатывать на жизнь?

— Ещё не знаю. В архитектуру ещё не до конца окунулась, хотя она была мне интересна с детства из-за того, что мой дедушка строитель. Он проектировал загородные дома, отстраивал их. Погружусь в эту сферу на третьем или четвёртом курсе, потому что именно тогда мы начнем масштабные проекты. Тогда я могу что-нибудь сказать. Сейчас меня устраивает тату-мастерство, думаю, что если работать в этой области, то нужно открывать салон, где будут работать другие мастера, которые смогут приносить деньги с аренды. Обычно 50/50 мастер делит с салоном заработок. По-другому просто не выжить в этой сфере, так как клиентов реально может не быть месяц и больше. Даже у профессионального мастера, который огромные деньги «дерёт» за татуировку. Это непостоянный заработок.

— Насколько сейчас важно иметь высшее образование?

— Важно иметь знания, а не корочку. Если ты пришёл в университет за корочкой, то можно выдать её тебе сразу и убрать куда подальше, потому что это бесполезно. Высшее образование нужно не всем, некоторые люди склонны работать руками и таких достаточно много. Я сторонник работы головой, но всё равно мне нравится рисование и татуировка, работа руками.

— Что ты считаешь своей главной гордостью за 17 лет?

— То, что у меня почти получилось освободиться от опеки родителей в материальном плане, плюс я достаточно много всего умею. Могу, если постараюсь, превратить это в заработок. У меня есть склонность, благодаря родителям, к ведению своего бизнеса. Хочу сама на себя работать.

— Расскажи о планах.

— Скоро мне исполнится 18 и я буду открывать свой бизнес в Новгороде, думаю, нужно развиваться потихоньку. Вкладывать огромные деньги в развитие тату-бизнеса сейчас бессмысленно: здесь есть два-три салона, но там поток клиентов не большой, так как город маленький, да и люди здесь другие. Они немного боятся, видя в татуировке сакральный смысл, не рассматривают её как украшение тела.

— Правдив ли миф о том, что все парикмахеры ходят с аллергией на вредные составы, с которыми они работают?

— Это правда и не только парикмахеры, даже тату-мастера: есть много вредных испарений от красок, они имеют разные составы и может выскочить аллергия на компонент новой профкосметики для волос, а на какой именно трудно выяснить.

— С каким типажом людей тебе было удобнее работать?

— Люблю людей душевных, которые сразу начинают болтать, я от этого раскрепощаюсь больше, вхожу в какой-то абстрактный мир и работаю спокойнее.

— Хотела бы ты получить ещё одну специальность в бьюти-индустрии?

— Я думала насчёт бровиста, который работает тату-машинкой, но немного другой. Из других сфер мне нравится аэрография на машинах, было бы интересно попробовать этим заниматься.

— Через что ты раскручиваешься?

— Публикации в инстаграме. А в основном, благодаря «сарафанному» радио.

— Как ты думаешь, какой будет твоя жизнь спустя 15 лет?

— Так, это значит мне будет 32 года. В таком возрасте я уже хочу иметь свой бизнес, который мне приносит постоянный доход и я не должна ни в чём нуждаться, потому что уже к 25 годам собиралась чего-то такого достичь, построить свою маленькую империю, но в 32, я думаю, мне этого удастся достигнуть. Может быть у меня будет семья и дети, я не знаю по какой дороге пойду, это невозможно предсказать, но я себя вижу предпринимателем, который построил свою масштабную организацию.

— Как ты считаешь, являешься ли ты примером для подражания?

— Ну смотря кто мне может подражать, потому что иногда я веду себя как дурочка. Но вообще, некоторые мои друзья, мной восхищаются и думают, что мне намного больше 17.

— Восхищаешься кем-нибудь из медийных личностей?

— Группа BTS. Мне нравится их раннее творчество. Сейчас они подстраиваются под американских фанатов, пишут, считай, под них песни и не выражают себя, как они делали это раньше. Надеюсь, их новый альбом меня порадует. Я ими восторгаюсь, потому что группа сформирована из обычных парней, которые когда-то также были бедными студентами. Но однажды пошли в агентство, чтобы попробовать себя в чём-то, и у них получилось добиться мирового успеха.

— Как ты считаешь, успех — это везение или работа над собой?

— Я считаю, что это только работа над собой, потому что повезти может и дураку, но он может неправильно с этим обойтись.

Фото из архива Анастасии Трофимовой, портреты — Анны Кузовкиной

Материалы по теме