Студенты
301

Ольга Огаркова

Ольга Огаркова
Ольга Огаркова

 О волонтёрстве в «Красном Кресте», повышенной тревожности и выгорании

Около четырёх лет назад студентка Ольга Огаркова пришла в Новгородское региональное отделение «Российского Красного Креста», когда там набирали волонтёров в команду быстрого реагирования. Сейчас новгородка работает в штате организации и сама учит добровольцев. Мы поговорили, как меняет волонтёрство, что помогает в период усталости и может ли трёхминутный мастер-класс помочь спасти человеку жизнь.

Новые качества и «план Б»

Ольга руководит в «Новгородском Красном Кресте» программой «Первая Помощь». Сначала была добровольцем, а потом ей предложили небольшую ставку. По образованию она дизайнер, и сейчас продолжает обучение в магистратуре Новгородского университета.

Волонтёрство учит общаться с людьми и брать на себя ответственность, отмечает собеседница. Для Оли также важно планирование. Нужно всё просчитывать на несколько шагов вперёд. Если техника сломается? А если волонтёр заболеет? В этих случаях нужно быстро решить проблему.

— Как человеку, у которого повышенная тревожность, мне хочется всегда что-то делать, чтобы было лучше и безопаснее, — говорит Ольга Огаркова. — Для меня, для моей семьи, друзей. Самое простое — это им не надоедать и направлять всё сюда. Заботиться о волонтёрах, учить их, учить других людей. Наверное, поэтому я здесь.

Но постоянное волнение обо всём отнимает много сил, случаются моменты выгорания.

— Понятно, что всё это влияет на атмосферу в офисе. Мы работаем в комфортной среде, где все друг друга поддерживают. Про то, что такое выгорание, все знают, и мы обращаем на это внимание. Такие случаи бывают после длительных, тяжёлых проектов, или когда долго что-то не получается. Но можно просто взять несколько выходных или съездить с волонтёрами на шашлыки. И всё становится нормально. Чаще всего мотивирует поездка куда-то учиться. Или мы долго к чему-то готовились, писали грант, выиграли. Понимаешь, что ты это сделал, и опять мотивация появляется, — делится Ольга.

 

Новгородцы сотрудничают с «Красным Крестом» Осло. В прошлом году волонтёры ездили в Норвегию, проводили там совместные мероприятия.

— Они стараются учитывать наши предпочтения, чем мы хотели бы заниматься. Мы попали на тренинг для волонтёров по оказанию первой психологической помощи. Я и моя коллега играли роли беженцев, общались с волонтёрами. Это двухсторонний опыт, потому что мы не говорили по-норвежски, они не понимали, что мы хотим. Это реальные вещи: к нам разные люди приходят, — говорит Ольга Огаркова.

В Осло волонтёрам показали, как организована работа. Особенно впечатлила техника местного отделения. Ведь новгородцы пока не могут себе позволить даже рации, чтобы оперативно связываться во время массовых мероприятий.

«У меня есть подруга, ей чуть больше пятидесяти»

В крупных отделениях «Красного Креста» все программы распределены, и волонтёры, работающие в разных проектах, могут даже не пересекаться.  В Новгороде штат маленький, и многие работают сразу на нескольких направлениях. Поэтому и Ольга занята в качестве волонтёра в разных программах.

В «Красном Кресте», например, есть «Служба посещений»: добровольцы видятся с пожилыми людьми, проводят с ними время. Ольга тоже стала участницей проекта.

— У меня есть подруга. Её зовут Анна. Ей чуть больше пятидесяти. У неё некоторые проблемы со здоровьем: она маломобильна. Четыре часа в месяц мы выделяем на общение. Как мы эти часы распределим, мы решаем вместе. Это может быть две встречи по два часа или четыре встречи по часу. И это время мы общаемся. Те пары, у которых друг более мобильный, могут ходить в театр, в кино, просто прогуливаться. Учатся играть на гитаре, выращивают цветы, каждый ищет свои форматы. Чуть больше года я посещаю своего друга. У нас стандартное расписание. Ей, как и мне, это важно. Вообще для пожилых важно, чтобы расписание было одинаковым и они всегда знали, что будут делать в этот момент. Мы всегда пьём чай, потом прогуливаемся, потому что ей тяжело покидать квартиру одной, и с ней это должен делать кто-то. Обычно это делает соседка, её подруга, но раз в неделю это делаю я, — рассказывает Ольга.

На начальном этапе участники заполняют анкеты. Координатор проекта сверяет информацию и подбирает по схожим интересам людей, которые могли бы общаться легко и непринуждённо. Хотя поначалу это может быть неловко, когда завязывается знакомство, становится проще.

— Это как-то странно — приходит человек, говорит: «Я хочу стать вашим другом. Давайте подружимся». Но со временем это проходит. Очень классный проект. Это работает и в других национальных обществах «Красного Креста», и этот проект очень успешен. Когда пожилых людей спрашиваешь о проблемах, чаще всего они говорят не про деньги. Они говорят, что им одиноко, — комментирует Ольга Огаркова.

В любой момент друг может позвонить. Волонтёры покупают продукты и помогают с другими задачами. В режиме самоизоляции, подчёркивает Оля, такое общение и поддержка становятся особенно важными.

Помощь во время коронавируса

Во время пандемии добровольцы работают на «удалёнке». Готовятся запустить проект, связанный с профилактикой коронавируса и помощи людям в этой ситуации. Предполагается, что будет работать «горячая линия» с консультациями, психо-социальной поддержкой. Также волонтёры начнут принимать заявки на оказание помощи тем, кто находится в самоизоляции. К примеру, если нужно сходить в магазин или аптеку.

— То, с чем столкнулись наши коллеги, когда эта программа началась, — некоторые люди не понимают, что эта работа возмездная. То есть мы не покупаем продукты, лекарства бесплатно. Мы можем их купить за свои деньги и доставить, но деньги нужно вернуть. Задача людей на линии, которые будут заявки принимать, — объяснить это людям, — добавляет Ольга Огаркова.

 

Отдельное направление — гуманитарная помощь. Волонтёры собирают средства, проводят благотворительные акции, готовят новогодние подарки для детей, закупают канцелярские принадлежности, отдают вещи нуждающимся, пакуют продуктовые наборы.

— Всё это, вроде, выглядит не сложно, но на самом деле это огромная работа, которую кто-то должен делать. И мы, в том числе, подключаемся к этой работе. Зимой паковали 200 сладких наборов: дети приезжали на новогодний праздник. Мы видели, что им нравится, они радостные, это приятно. Я думаю, что для волонтёров это ценно, потому что они вовлечены. И я понимаю, почему многим нравятся такие акции. Ты сделал — и сразу видишь результат, — говорит Ольга Огаркова.

Такие подарки обычно готовят для детей из кризисных семей. Более 300 детей в регионе также получают ежедневное горячее питание в благотворительных столовых. В программу «Социальная защита детей» попадают семьи, где доход меньше 2500 рублей в месяц на человека.

— Это верхняя граница. Обычно меньше — 2000-1000 рублей. Я даже не представляю, как на такие деньги можно жить, — замечает Ольга.

Сейчас новый набор в программу не ведут, потому что нужно найти средства, чтобы поддерживать тех детей, которые уже есть в программе. «Мы как те, кто много общается с благополучателями, понимаем, что чаще всего у этих детей реально ничего нет», — добавляет собеседница.

Видимая польза

Как координатор и инструктор Российского «Красного Креста» Ольга Огаркова проводит тренинги. Обучает начинающих волонтёров, работает с детскими группами в школах и детских садах, ведёт восьмичасовые занятия для сотрудников организаций, которые хотят дать навыки оказания первой помощи. Команда «Красного Креста» работает на городских и областных массовых мероприятиях.

— Случиться на них может всё, что угодно. К нам может подойти и мама с ребёнком, который разбил коленку, парень, который разрезал руку, или кто-то подрался. Постоянно что-нибудь случается на «Горячих головах», например. Мы там работаем с бригадой «скорой», — говорит Ольга.

Однажды добровольцы проводили короткие мастер-классы. Обычно они ставят палатку, берут манекены и рассказывают слушателям, как действовать в разных ситуациях. Это делается в расчёте на то, что люди заинтересуются и придут на продолжительные курсы. Потому что мало кто может за три-пять минут чему-то научиться. Но после одного такого урока женщина оставила в соцсети комментарий под фотографией: через пару дней после мастер-класса её ребёнок подавился, она вспомнила, что говорили волонтёры, и смогла вовремя помочь.

— То, что мы показали в формате «три минуты», спасло человеку жизнь, — комментирует Ольга. — Отследить, как пригодятся знания, которые мы дали, тяжело. Ведь мы учим, помогаем людям этот навык сформировать, но как дальше их жизнь сложится и когда им эти навыки пригодятся, мы не знаем. Понятно, что нам не пишут и не звонят: «Мы тут спасли человеку жизнь». Иногда кажется, что ты делаешь, а толку ноль, потому что не видишь результатов. Но это было показательно. И это очень мотивирует, даёт понимание — то, что мы делаем, не уходит в никуда, оно где-то оседает и потом пригождается людям.

Фото Светланы Разумовской и из личного архива Ольги Огарковой