Культура
235

Васса на той стороне луны, Джинджик и Гоголь глазами студентов-театроведов

Васса на той стороне луны, Джинджик и Гоголь глазами студентов-театроведов

В работе 16 Международного театрального фестиваля «Царь-Сказка» участвовали студенты-театроведы из Российского Государственного института сценических искусств. Для них, будущих театральных критиков, фестивальное поле — не только эксперименты театра, но исследовательская площадка, проверка навыков анализа, развитие критического мышления. Как и новгородские студенты, они посещали лекции проекта «Лекторий» в НовГУ, успевали на спектакли и даже участвовали в онлайн-обсуждении на Youtube. О том, что запомнилось в Великом Новгороде на фестивале, пишут Дарья Алексеева и Варвара Гамова.

Фестиваль открылся спектаклем «Васса» Ведогонь-театра из Зеленограда. Первое, что видит зритель — семейный портрет, который заменяет занавес. На нем, помимо всех героев, заметна фигура Горького. Глава семейства Вассы не появляется на сцене, и Горький будто выступает в этих семейных отношениях как незримая фигура отца — создатель, глава, сила. На «фото» все члены семьи прекрасны и счастливы. Героям спектакля остается только печально смотреть на увеличенное в масштабах счастье и буквально отодвигать его в сторону, освобождая место для реальности, в которой они существуют.

В спектакле Анатолия Ледуховского ощущается атмосфера нуара, которому свойственны пессимизм, недоверие и цинизм. Кроме того, зритель все время находится в состоянии саспенса, потому что действия героев совершенно непредсказуемы. Напряжение создает и перманентно звучащее музыкальное сопровождение, отдаленно напоминающее тиканье часов, приближающих финал этой криминальной семейной драмы. Все герои ходят в верхней одежде, едят на ходу, бесконечно пьют из белых чашек (тоже на ходу!) и очень много ходят, заполняя пустое, враждебное и неуютное пространство эхом своих шагов. В течение трех актов зритель наблюдает за трансформацией семьи Вассы. Однако едва ли можно назвать семью семьей, а Вассу матерью. На первый план выходит борьба двух сильных женщин, которых связывают, уже ставшие формальными, семейные узы. В этой борьбе побеждает та, в которой цинизм доведен до предела, та, которая без раздумий способна совершить страшное преступление. Так режиссер спектакля видит мир, в котором правят женщины.

Второй день фестиваля начался со спектакля Тверского ТЮЗа «Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?» режиссера Ивана Пачина. История шведского писателя Ульфа Старка о мальчишке Берре, который мечтал о дедушке. Режиссер не только создал этот «театр предмета», но и выступил единственным актером, окруженным предметами. Интересно, как Иван Пачин разговаривал с маленькими зрителями понятным для них языком. Перед началом спектакля он вышел на сцену, представился и рассказал обо всех объектах, которые находились на сцене: две деревянные стойки с плечиками, одетыми в яркие свитера и шапки — это два главных героя, мальчишки Берра и Ульф; табуретка с деревянной палкой — это самодельные качели, а ствол с красными ленточками — вишневое дерево. Юным зрителям разрешили спросить про все-все вещи, которые лежали на сцене, и дети охотно задавали вопросы! За секунду произошло перевоплощение, началась игра. В руках Ивана Пачина все предметы ожили, мальчики заговорили каждый своим голосом. В какой-то момент забываешь и будто не видишь Ивана Пачина за этими предметами. Следишь за этой трогательный историей взросления.

Вечером из Швеции зрители отправились в Ленинград 1938 года. Спектакль «Дети ворона» Надежды Алексеевой в Новгородском театре «Малый» поставлен по мотивам книги Юлии Яковлевой. Это ленинградские сказки, на страницах которых автор поднимает редкую, но важную тему репрессий, тему тоталитарного правителя. Зрители спектакля лишь слегка прикасаются к счастливым дням обычной советской семьи. Задник сцены оформлен в виде десятка экранов, на которые транслируется окружающий детей мир. Сначала это счастливые лица жителей СССР — спортсменки и пионеры шествуют по улицам. Сюжет стремительно разлучает родителей и детей. Шурка и его сестра Таня оказываются на холодной, серой улице. На экранах — жуткие, грязные улицы, разрушенные дома. В формате приключенческой истории режиссер с помощью текста подводит к важной теме российской истории, о которой традиционно не принято говорить. Куда пропадали сотни людей? Почему дети оказывались невидимками на улице? Вскоре Шурка оказывается совсем один, даже без сестренки, в «сером» доме, с другими несчастными одинокими детьми. Загадочный образ черного Ворона пугает Шурку, преследует его. Но он храбро бросается в это путешествие, чтобы вновь обрести семью.

Следующий день начался с известной сказки про волшебное кольцо, с помощью которого Ванька и амбар мукой наполнил, и хрустальный мост построил, в постановке Бориса Шергина Санкт-Петербургского Театра «На Литейном». Ванька рассказывает эту историю, как будто пересказывает побасенку. Он дурачится и сам изображает всех героев своей небылицы. Ему помогают его односельчане: брат с сестрой — Василиса и ее братец. Василиса переодевает платки, становясь то мамкой Ивана, то женой Ульянкой, то кошкой. Брат Василисы аккомпанирует Ваньке на баяне, поет с ним частушки и народные песни. Зрители не только отправляются в настоящую богом забытую деревушку, в которой происходят чудеса, но и помогают Ваньке! Самые смелые из детей поднимаются на сцену и помогают строить главному герою дом. Никакое волшебство не заменит счастье, построенное собственными руками!

Фестиваль «Царь-сказка» за годы своего существования научился балансировать между спектаклями для детей и взрослых. Спектакль «Гоголь. СПб» театра кукол им. Н. Афанасьева из города Кирова представил зрителям череду рассказов из сборника «Петербургские повести». Режиссер Александр Янушкевич с помощью метафор и ассоциаций монтирует сюжеты повестей, одна плавно перетекает в другую, без знания сюжета сложно определить дороги, которыми режиссер ведет своего зрителя. В этом сценическом мире живет и сам Николай Васильевич. С помощью париков создается впечатление, что все актеры немного Гоголи. Его частичка присутствует во всех его героях. Здесь возникает и «маленький человек» Аккакий Аккакиевич, который в виде крошечной куколки пристраивается в уголке сцены под светом крошечной свечи. Бюст, с которого художник пишет лицо, вдруг теряет свой нос — так происходит переход к следующей повести. Действие не крутится вокруг образа Петербурга, уловить город практически невозможно. Человеческие фигурки в форме бутылок снуют по городу в разные стороны, но их надутые фигуры — иллюзия. Лишь монетка, опущенная внутрь этих выбеленных женщин-бутылок, героем «Невского проспекта» звякнет в пустоте. Все действие сопровождается потоком неугомонной музыкой, которая помогает сюжетам молниеносно сменять друг друга, не оставляя зрителю времени перевести дух.

В предпоследний день фестиваля зрители посмотрели спектакль-перфоманс «Темная сторона луны/ The dark side of the moon». За основу спектакля режиссер Надежда Алексеева взяла не только творчество группы Pink Floyd, но и цитату Яна Фабра, которая объясняет жанр спектакля. Фабр в своей цитате приравнивает два понятия «перформанс» и «перфорация», и пер-фо-ра-ци-я в спектакле действительно присутствует: звук метронома и произносимые в такт названия нот актрисой Мариной Вихровой создают ритмически правильную форму музыкального произведения, которая с одной стороны — набор нот и слов, а с другой — готовый продукт, песня. Спектакль «Темная сторон луны» — скорей социальный проект, который открыто говорит о проблемах, но при этом не анализирует их. Путем монтажа — визуального ряда на экране и действия на сцене — режиссер предлагает зрителю порефлексировать на темы, обозначенные в спектакле: миграция, ковид, политическая оппозиция... Круг проблем в спектакле ограничен, а потому определенным образом заставляет задуматься, почему выбраны именно эти, а не другие проблемы. Каждый человек в праве определить свой личный круг социальных проблем — того, что для каждого является темной, невидимой стороной луны. Также в спектакле есть еще одна тема — темной стороны человеческой души, которая недоступна никому и которая порой порождает куда более страшные трагедии.

На спектакле «Джинжик» была поднята не менее сложная тема для современного мира — тема экологии в постановке Театральной лаборатории Яны Туминой из Санкт-Петербурга. В маленьком пространстве, больше похожем на коробку, перед зрителем разворачивается история про пингвиненка Джинжика и одинокого Человека. Несмотря на крошечное сценическое пространство зритель видит объемный мир, видит волшебство, которое создается на сцене благодаря сценографии и видеопроекции. Локации сменяют одна другую и герои оказываются то в квартире Человека, то на побережье, то в каком-то космосе. В этом пост-апокалиптическом мире, где кажется нет уже ничего живого, вдруг раздается сердцебиение какого-то мягкого комка — громкий звук, рассекающий тишину. Живой звук, приятный человеческому слуху, а не механический голос робота-машины, который ежедневно сообщает ненужную информацию. Спектакль по-своему дидактичен: зрителю говорят о проблемах экологии, дружбы, взаимопонимания, одиночества. Попытка понять себя в этом мире, понять, что человек — не всесилен, но способен нанести вреда куда больше, чем пользы. При этом в спектакле есть и вызов, мотив борьбы против системы, желание сказать «нет». Так Человек, «бросает жест» системе и оставляет Джинжика у себя.

Фото: Светлана Разумовская и Марина Воробьева

Материалы по теме