Истории
437

Город и студент:  Константин Краснощеков

Город и студент:  Константин Краснощеков
Город и студент:  Константин Краснощеков

Отсутствие стабильности, переполненные автобусы и развитие технологий: какими запомнились нулевые новгородским студентам

Страна

Обстановка в России в начале нулевых была неспокойной. Чувствовалась напряжённость и опасность. Произошли несколько трагедий. Тогда произошли серии взрывов в разных городах, захват самолёта, печально известный Норд-Ост и страшный теракт в Беслане. Говорят, что повсюду была информация о поиске подозрительных лиц и напоминания о внимательности.

Город

В Великом Новгороде «лихие» годы не закончились в 90-е. Первое десятилетие XXI века в городе окрестили периодом «новгородского Чикаго». Несколько финансово-промышленных групп делили торговый рынок, и это сопровождалось человеческими жертвами. Сейчас город заполонили федеральные торговые сети, а тогда супермаркеты  открывались с большим трудом и потерями. Именно в начале нулевых в «Волне» рядом с НовГУ подожгли магазин «Эльдорадо». С момента его открытия не прошло и месяца.

Растёт количество транспорта, меняется городская инфраструктура. Появляются строительные компании, которые развивают новые кварталы. Появляются новостройки на улицах Кочетова, Псковская, Парковая. И даже печально известный долгострой «Аркажская слобода» начали строить именно в это время.

Университет

Главный корпус Новгородского университета. 2000 год. Фото из архива Музея истории НовГУ.

В университете активно развивались новые технологии, открывались специальности, связанные с IT. Были очень популярны компьютерные классы, где можно было посидеть в интернете или поиграть в сетевые игры, студенты занимали очередь. Но нужную информацию всё ещё было сложно найти, не было таких ресурсов, как сейчас. Портал НовГУ и электронная библиотека появились позже.

Программист Константин Краснощеков застал бурное развитие технологий в начале нулевых. В 2000 году он поступил в Новгородский университет на кафедру «Программное обеспечение вычислительной техники» (ПОВТ) популярного тогда «Факультета Математики и Информатики».  В 2005 году новгородец уже оканчивал созданный Институт электронных и информационных систем. Выпускник НовГУ рассказывает о студенчестве, ощущениях от происходящего в городе и стране и вспоминает это время, с одной стороны, сложным и неоднозначным, с другой — весёлым и прогрессивным.

Миф о лохматых и замкнутых программистах

Константин учился в специализированном классе с углублённым изучением химии и биологии до конца основной школы, был отличником. Но в конце 90-х всё популярнее становилось программирование. Как у многих детей, в выпускных классах у школьника появился компьютер, и он перевёлся в гимназию, которая была сильна в направлении IT. Там преподавал известный педагог Иван Васильевич Маслов. После окончания гимназии Константин выбрал именно эту сферу как более перспективную и решил пойти на ПОВТ. Конкурс тогда был большой: поступали по семь человек на место.

— Уже учась в гимназии, я понял, что миф про программистов — лохматых, небритых, замкнутых людях в растянутых свитерах — это не более чем миф. Что в гимназии, что в университете, что сейчас на работе, это классные, общительные, разносторонние и очень интересные люди, — отмечает новгородец. — Смешной факт — в конце 1999 года вышел культовый фильм «Матрица», который добавил абитуриентов и серьёзно повысил конкурс на ПОВТ.

Абитуриент прошёл вступительные испытания и в столичные ВУЗы. Но Константин выбрал Новгородский университет, поскольку возможностей жить в Москве или Санкт-Петербурге не было, и ПОВТ из всех доступных факультетов, — потому что на него был самый большой конкурс.

Трудности ПОВТа и стипендия 150 рублей

На первом курсе учились более 90 человек — три группы. До выпуска дошла только треть потока. После первой же сессии отчислили порядка 25 человек. Тяжело давались математические предметы. Отбор был жёсткий.

— Первые два курса была тяжеленная математика, — говорит Константин. —  Многие сдались и ушли сами. Многих отчислили по успеваемости. Но нельзя сказать, что преподаватели лютовали. Наоборот — обычно шли навстречу. Оказывали поддержку, назначали пересдачи. Не все экзамены были сданы честно. Как и все другие студенты — мы нещадно списывали, бомбили и выкручивались. Искали необычные подходы к преподавателям. Иногда это удавалось. Университет не только даёт высшее образование. Университет — это школа жизни, — уверен он.

1 курс. Константин Краснощеков — второй слева.

К тому же специальность была новая, и осваивать её было трудно. Сейчас что-то устанавливается и настраивается по двум кликам. А раньше приходилось долго разбираться, что «сглючило» и почему «вылетело». Из-за трудностей с учёбой многие не получали стипендию—  сложно сдать девятую неделю — промежуточную аттестацию в середине семестра — и сессию без «троек».

Константин получал стипендию лишь до первой девятой недели. Приходилось подрабатывать. Причём работу будущий программист нашёл ещё до зачисления в университет. Просто когда подал документы в июле, вышел из здания и увидел конструкторское бюро «Волны» — научно-исследовательский институт промышленного телевидения «Растр». Оказалось, там требовался специалист по ремонту компьютеров и аппаратуры, и новгородца оформили на должность «электроника» на полдня.

«Электроник». 3 курс

— Первый год мне работа приносила 450 рублей в месяц. А стипендия была около 150 рублей. То есть заработок был в три раза больше, — вспоминает Константин. — Со временем я начал получать дополнительные поощрения за рационализаторские разработки. В лучшие месяцы выходило около 700 рублей. Для сравнения, у моего папы тогда зарплата была около 5000 рублей, он работал начальником участка инженерных сетей в строительной организации, — сравнивая, Константин замечает, — в принципе неплохо для студента без образования. А за полдня это было очень даже хорошо.

Но первые деньги удалось получить только спустя три месяца работы. Зарплату людям задерживали постоянно. Многие организации тогда разваливались, и у людей не было понимания, что будет дальше, уверенности в будущем. Многие жили скромно, занимались сельским хозяйством на дачах и в деревнях.

«Размагничивание корабля»

Студенчество было трудной порой из-за учёбы и работы, но в то же время очень весёлым временем.

— В школе за тобой следили, что-то навязывали, контролировали, а в университете была полная свобода. Плюс у нас был очень хороший коллектив — наша группа. Мы очень сдружились и друг другу помогали. Писали лабораторки, отчёты друг за друга, кто в чём разбирался. 

Учёба в университете — светлое пятно в моей жизни, — говорит Константин. — Я бы с удовольствием пережил это ещё раз пять. Весело было, потому что люди были дружные, денег особо ни у кого не было, поэтому мы придумывали доступные увеселительные мероприятия. Например, было классно есть пельмени из тазика. Покупались дешёвые пельмени, простейший кетчуп, и варилось всё это в большом эмалированном тазу. А поедалось дружно и с пивом.

Шашлыки

Константин в свободное время занимался радиотехникой: увлекался акустикой, делал колонки, паял усилители. На вопрос, пытался ли заработать на этом, отвечает, что на продажу ничего не делалось. «Не понимали, что на всём этом можно зарабатывать. Уже потом осознание пришло», — комментирует он.

— Несмотря на большую загруженность учёбой и работой, мы успевали заниматься различными хобби. Например, часть моих друзей занималась киберспортом. Тогда были популярны сетевые игры Quake, Counter Strike. Несколько человек писали компьютерную музыку в спецредакторах. Некоторые начинали увлекаться автомобилями — тюнингом, автозвуком, стритрейсингом.

Стритрейсеры

В вузе в те годы официально устраивали всего два праздника — посвящение в студенты и день ПОВТа. Но студенты ими не ограничивались, организовывали встречи сами. Собирались на квартирах, дачах и в общежитиях, смотрели кино, играли в настольные игры, часто ходили гулять или выезжали на природу. Студентами, да и несколько лет после университета, брали палатки и ехали на неделю на Валдайское озеро.

Студенческий поход

В городе свободное время проводили в кафе «Пилот» напротив клуба юных моряков, где сейчас гастробар «Наffига Козе баян?!».

— Была такая традиция, мы всегда отмечали в этом кафе сданный сложный экзамен или зачёт. Это называлось «размагничивание корабля», — смеётся Константин. — Потому что у тебя голова полна информации, а до следующего экзамена её нужно «размагнитить». Наутро ты просыпаешься, в голове уже пусто, и место для новых знаний освободилось.

Студенты также ходили на дискотеки. Популярным местом был «Динамик-Колор» — двухэтажный клуб, где позже открылся ресторан «Иль-де-Франс». В доме быта на втором этаже находился клуб «Луноход», в который даже вела отдельная лестница. В то время уже работал новгородский «Ночной океан», не обходили стороной и «Шоу Баккара».

Под Петербург за фастфудом

4 курс

— С того времени город поменялся. Я помню, что в начале 2000 было намного больше частных домов. Вспомнить хотя бы улицу Ломоносова, Псковскую. Сейчас больше высоток, отстроились новые районы города. Начали появляться новые здания, что-то масштабное начали строить. А в период моей учёбы я бы не сказал, что что-то капитально менялось. Возможно, это было связано со сложной ситуацией в стране, люди и предприятия выживали, как могли, — рассказывает новгородец.

Не было больших торговых центров, их заменяли рынки. За подарками к празднику все ехали в «Русь»: только там можно было найти что-то необычное. В городе тогда ещё не было заведений вроде Макдональдса, и иногда студенты специально ездили под Санкт-Петербург, чтобы просто купить фастфуд. Доезжали до Макдональдса, ели, брали с собой и возвращались домой.

На городских дорогах было в разы меньше автомобилей, а общественный транспорт переполнялся. В час пик в автобусы попросту невозможно было вбиться. Они проезжали мимо, останавливались  чуть дальше остановки, чтобы выпустить пассажиров. Но стоящие на остановке люди не успевали попасть в салон.

Остаться работать в НовГУ

Выпускной

Что касается университета 2000-2005 годов, то здание главного корпуса запомнилось ещё неотремонтированным, с отваливающимися серыми плитками на фасаде. Но жизнь в университете кипела, появлялись новые проекты, продвигались инновации в сфере IT.

После окончания вуза и защиты диплома в Центре новых информационных технологий, Константину Краснощекову была предложена работа в НовГУ. Более десяти лет, вместе с коллегами, они участвовали в большом количестве университетских, российских и международных проектов, «продвигали» дистанционное обучение.

Администратор-Начальник ИТ отдела, РАСТР, 5 курс

— Работа в университете ценна тем, что можно участвовать в совершенно разных по масштабу проектах и работать с огромным количеством людей из разных областей знаний и даже стран. Помимо выполнения своих непосредственных задач, мы открывали новые и работали в существовавших вендорских образовательных центрах: Microsoft, Cisco, HP, Sun Java, 1C. Разрабатывали собственные курсы, писали разделы учебников и книг. Удалось даже несколько лет поработать директором Международного Компетентностного Центра, являвшегося ядром большой международной университетской сети. Это неоценимый опыт, — добавляет Константин.

Он и сейчас по совместительству работает директором центра дистанционного обучения НовГУ. Основная же работа — в совместной российско-американской компании «Джинус Технолоджис».

Проекты стали не такими интересными, как были в университете, но более серьёзными и надёжными, отмечает Константин. Так же как и сама жизнь: она стала более стабильной, спокойной, но не такой весёлой и увлекательной, как в студенческие годы.


Фото: Светлана Разумовская и архив Константина Краснощекова