Работа
923

Центр развития городской среды: «Один из наших принципов — честность»

Центр развития городской среды: «Один из наших принципов — честность»
Центр развития городской среды: «Один из наших принципов — честность»

В разных регионах России создают центры развития городской среды для разработки концепций благоустройства, проектирования комфортных общественных пространств, выстраивании диалога между архитекторами, жителями, властью и бизнесом. К 2024 году такие организации должны появиться в каждом регионе. В Новгородской области Центр развития городской среды начал работу в декабре 2019 года.

Руководителем центра стала Юлия Пояркова, в команду вошли архитекторы Игорь Ромашко, Юлия Беличенко, Янина Большакова, Яков Васильев и специалист по связям с общественностью Алёна Илясова.  Мы встретились с сотрудниками и расспросили, какими они видят современные парки, как ведут диалог с горожанами, какие есть «больные» места в Великом Новгороде и в чём основные трудности в их работе.

— Как и для чего создан центр?

Юлия Пояркова: Мы работаем для поддержки муниципалитетов по программе «Комфортная городская среда» и оказываем услуги организациям региона. ЦРГСНО создан как отдел государственного бюджетного учреждения «Управление капитального строительства Новгородской области».

Юлия Пояркова

— Какими вы видите общественные пространства в регионе? Как они должны выглядеть?

Игорь Ромашко: Самое главное — пространства должны быть включены в жизнь города. Они должны поддерживать городские процессы, потому что город — живой организм. Людям должно быть комфортно на улице так же, как дома. Городские пространства должны быть такими, чтобы человек хотел туда выйти, чтобы не пробегал поскорее.

Также мы видим глобальную цель — сплотить людей, находящихся на общественных пространствах. Улица должна заставлять их знакомиться друг с другом, общаться, делиться новыми идеями и создавать новые сообщества, провоцировать на коммуникацию.

Это должны быть эстетичные пространства. Не просто — вот вам скамейка, урна и фонарь. Дизайн пространства должен рифмоваться с месторасположением в городе. То, что актуально в центре города, не всегда актуально на окраине и наоборот. Также они должны быть и функциональными, недостаточно одной красоты. Можно поставить три очень красивые скамьи, но они будут стоять в таком месте, в котором никому не нужны. Поэтому создание городских пространств — сложный процесс, нужно учесть и красоту, и функциональность, и идентичность.

— Чем центр занимается на практике?

Юлия Беличенко: Наша деятельность связана с созданием проектов по улучшению городской среды. Условно работу можно разделить на несколько направлений — конкурсы и текущие городские проекты. Самое интересное направление — это конкурсы, конкурс Минстроя по малым городам и историческим поселениям, например. Так как на заявку дается некоторое время, 2-3 месяца, у нас есть возможность пройти все этапы создания хорошего проекта, включая необходимый анализ территории и полноценное вовлечение местных жителей.

Игорь Ромашко: При удачных сценариях сможем выполнять экспертизу остальных проектов, создающихся в городе, давать оценку, что можно улучшить, чтобы качество всех проектов в городе было высоким.

Алёна Илясова и Юлия Беличенко.
Дизайн-проект — это не просто нарисовать картинку, объясняют специалисты, это большая аналитическая и проектная работа. Перед разработкой проекта проводятся социологические опросы, изучение местности и анализ этих данных. А картинка — это последний этап, визуализация всех проектных решений.

— С какими концепциями вы приняли участие во всероссийском конкурсе проектов?

Янина Большакова: Мы сделали две концепции для Сольцов и Старой Руссы. В Сольцах это набережная 7 ноября. Сейчас участок находится в запустении, там просто автомобильная дорога. Мы хотим сделать примерно как в Новгороде двухуровневую набережную и добавить несколько новых функций: детскую площадку, привнести минимально коммерческую составляющую, установив там кофейный павильон на свободном участке. Там есть рыбаки на маленьких лодочках, поэтому мы закладывали места для хранения лодок, и места, где могли бы рыбачить.

В Старой Руссе [концепцию] нельзя назвать полноценным проектом, потому что до нас там уже велась большая работа по разработке проекта благоустройства всего города в рамках празднования дня рождения Достоевского в 2021 году. К этой дате хотят благоустроить весь город, поэтому проект уже есть. Наша концепция была направлена на дополнение благоустроенной территории. Мы давали предложения по дополнению улицы и площади мебелью, разными зонами и торговыми объектами, чтобы эти территории были более живыми.

Вид набережной 7 ноября в Сольцах

Концепция благоустройства набережной в Сольцах стала победителем федерального конкурса создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях. Город получит грант в размере 45 млн рублей на реализацию проекта.

Концепция благоустройства набережной 7 Ноября. Визуализация Центра развития городской среды

На верхнем ярусе набережной планируется ввести ограничение скорости, выполнить мощение перекрёстка и видовых площадок для создания безопасной пешеходной среды. Организуются видовые площадки, площадки со скамейками и зоны для продажи мороженого. В центре набережной — пространство с зоной отдыха и небольшой детской площадкой. Также планируется разместить торговый павильон с кофе или сувенирами и построить туалет.

На нижнем ярусе оборудуются площадки для отдыха и рыбалки, зимой по этому ярусу будет прокладываться лыжня. В конце набережной возможна организация зимней детской горки. Спуск организован в виде пандусов с небольшим продольным уклоном для доступа маломобильных групп. В начале набережной со стороны парка предусматривается организация лодочного причала.

Архитекторы стремились создать полноценное общественное пространство с сохранением уникальности набережной, с отсылкой к истории места. Например, проектировщики решили напомнить, что город Сольцы — колёсная слобода, в течение 200 лет она снабжала колёсами и лафетами русскую армию. В память об этом историческом факте в проекте предусмотрено использование круглых элементов для детской зоны, а также интерактивный арт-объект — трансформированный образ деревянных колёс.

Интересный объект — старинный минеральный источник. Сейчас это единственное живое напоминание о Солецком курорте, частью которого он был в XIX веке. Его предложили очистить, сделать вокруг удобную площадку для горожан и туристов со скамейками и раздевалкой. В дизайне использованы исторические элементы: узоры ограждений, деревянные настилы и небольшой водопад.

Александровский минеральный источник в Сольцах

— Как прошли встречи с горожанами, когда вы обсуждали концепции с жителями?

Алёна Илясова: В Сольцах это был прям праздник. Люди до ночи писали сообщения администрации с благодарностями: не представляли, что общественные обсуждения могут так проходить. Очень долго обсуждали фотографии.

Мы показали свои наработки. Так как вся информация была опубликована заранее, у людей уже было сформировано мнение и конкретные вопросы. Была работа в группах, они охотно выступали, не хотели, чтобы всё заканчивалось. В общем, прошло очень тепло.

— Столкнулись ли вы с какой-то критикой со стороны горожан?

Алёна Илясова: Столкнулись с беспокойством. В Сольцах были вопросы по поводу нижнего уровня набережной, её защищённости от паводков. Мы ответили, что для мощения нижнего уровня будет использоваться водоустойчивый материал — лиственница. Эта древесина очень устойчива к грибковым заболеваниям и обладает низкой водопроводимостью. Она не просто не боится воды, а становится твёрже.

Когда жителей привлекают к обсуждению проектов благоустройства, у них появляется энтузиазм, а потом и чувство ответственности за это место. «Через этот процесс формируется общность людей, — говорит Юлия Беличенко. — Они следят за пространством, ухаживают, ведь они создали его сами».

— Как жители видят общественные пространства? Какими они должны быть, по их мнению?

Алёна Илясова: Изначально они хотели, чтобы у набережной остался пейзажный характер, чтобы была детская площадка и места для отдыха. На обсуждениях в январе они высказали пожелания, чтобы добавить скульптуру русалки, дополнительный туалет, организовать места, где они бы могли высаживать цветы, и максимально ограничить движение вдоль набережной.

— Есть ли у вас принципы в работе, которых вы стараетесь придерживаться?

Игорь Ромашко: Мне кажется, один из наших принципов — это честность с людьми и ответ на реальные городские запросы. Нужно стараться в проекте меньше проявлять себя и больше решать реальные проблемы этого места. Это должен быть не памятник архитектору, а ответ на проблему, сложившуюся на данном участке.

Юлия Беличенко: Мы стремимся выявлять историю места, подчёркивать  идентичность. Чтобы это были не типовые проекты, а для каждого места своё решение, для своего запроса и своей истории. Потому что очень часто в местах города есть свои локальные мифы, легенды либо историческая подоплёка. Это важно выявить. И мы постоянно у жителей спрашиваем, как они воспринимают это место, можно отразить, что это место особенное.

Игорь Ромашко, Яков Васильев и Янина Большакова

— Какие трудности бывают в вашей работе?

Игорь Ромашко: Общая трудность — непонимание сроков, необходимых для создания проектов. Людям иногда сложно объяснить, зачем сначала нужно сделать концепцию, а потом уже разрабатывать проект.

В короткий промежуток времени запихивается большое количество задач, которые хочется сделать очень хорошо. Приходится излишне стараться для расставления приоритетов. Например, недавно на перекрёстке «пять углов» [в Великом Новгороде] изменилась схема движения. Мы очень хотели дать от себя предложения администрации, как это могло бы выглядеть, но нам некогда это сделать. И для меня это тоже сложность. Приходится жертвовать своими инициативами, чтобы успеть сделать основные задачи, которые есть в городе, их очень много.

Юлия Беличенко: Так как мы работаем в малых городах, то всегда очень мало предпроектного материала, нет съёмки, видов сверху. Мы кропотливо ищем эту информацию на различных ГИС-базах или сами частично выполняем обмеры.

Янина Большакова: Вплоть до того, что ребята надевали GPS-трекеры, обходили деревья, которых не хватало на съёмке, чтобы мы потом нанесли их на карту. Потому что нигде не посмотреть, а это очень важная часть: мы стараемся по максимуму сохранять деревья в проекте.

Юлия Пояркова

— Вы упомянули про «пять углов». Какие ещё «больные» места есть в Новгороде? Как вы считаете, что стоило бы переделать или доработать?

Яков Васильев: Таких мест много. Почти весь город вообще не благоустроен.

Юлия Беличенко: Для Новгорода сложно классифицировать, какое место «больнее».

Игорь Ромашко: Одно из таких мест — парк «Луговой». Там очень узкие дорожки. Я приходил туда и наблюдал, как мамы с колясками разъезжаются по газону, чтобы пройти. Несмотря на то, что проект сделан с нуля, там уже огромное количество «троп желаний» — тропинок между асфальтированными дорожками. Это означает, что на этапе проектирования были допущены ошибки, не соблюдены основные транзиты пешеходов. Этап исследования был пропущен либо сделан плохо.

— Что можно было бы изменить в новгородских парках — Кремлёвском и «30 лет Октября»?

Юлия Беличенко: В парке «30-летия Октября» освещение следовало бы сделать как минимум.

Алёна Илясова: Решить проблему с затапливаемостью территорий, изменить ситуацию с устаревшими аттракционами, которые заполонили там весь основной транзит. Также там раньше был маленький мостик от рва к церкви. Мне кажется, было бы интересно это восстановить.

Игорь Ромашко: Там сейчас протекает ручей, но он никак не используется, хотя вода — это всегда точка притяжения. Это первое, что должно быть облагорожено. Если бы вдоль этого ручья появились хотя бы пара мостиков и тропинка по другой стороне, у человека была возможность сойти с основного транзитного пути и прогуляться в тишине по берегу. Это не очень сложно сделать, но это было бы очень эффективно.

А в Кремлёвском парке точно не хватает разнообразия сценариев использования. Сейчас это просто лесной массив с двумя прогулочными путями. Велодорожка номинальная. Что мне лично нравится, там появился кофейный павильон на входе в одну из частей. Хорошо, что у человека есть возможность хотя бы кофе попить.

Было бы здорово, чтобы появилось больше разнообразных мест для сидения, в том числе между деревьями, чтобы послушать музыку, почитать книгу. Там же можно было бы сделать какие-то тропы для прогулки более тихой, уединённой. Не хватает навигации. Кремлёвская стена с башнями — это доминанта. Стоя на противоположной стороне рва, можно видеть башню и под ногами — какую-то табличку, вмонтированную в мощение, или какой-нибудь маленький стенд с описанием этой башни. Издалека воспринимать проще, чем стоя внутри кремля и смотря вверх. Это историческая территория, и если бы там была сеть навигации, тоже было бы очень хорошо.

Янина Большакова, Юлия Беличенко и Алёна Илясова

— Чего вам не хватало в профессиональном образовании, когда учились в университете?

Яков Васильев: Абсолютно точно не хватает общения с реальными экспертами в области. Когда учились, мы жили в пузыре, то есть это было только внутри кафедры. С внешним миром очень мало связи было. Когда заканчиваешь обучение, выходишь в реальный мир, понимаешь, что в жизни всё по-другому.

Алёна Илясова: У нас в планах провести воркшоп в университете, который помог бы студентам, научить их различным методам, которые они могли бы использовать на своих дипломах и после окончания обучения.

— Вы задумывались, чему вам предстоит ещё научиться, какие навыки получить?

Юлия Беличенко: Я задумываюсь об этом постоянно. Считаю, что каждый человек должен постоянно учиться. В нашей сфере очень важно и быть в курсе современных тенденций, и в то же время получать больше опыта и учиться. Поэтому я сейчас участвую в офлайн-модуле Архитекторы.рф. Там большой интенсив по образованию архитекторов в стране.

До 1 июня центр подготовит новые концепции — для Пестово и Холма. Летом начнётся следующий отбор проектов на федеральном конкурсе для малых городов. Одни и те же концепции можно дорабатывать, качество проектов растёт, поэтому планка для участников постоянно повышается.

Игорь Ромашко: В Новгороде очень не хватает понимания этапности создания проектов. У нас игнорируют полностью стадию разработки дизайн-проекта, предпроектного анализа, переходят сразу к «рабочке» практически всегда. Результаты мы видим: большое количество некачественных пространств, которые нужно либо переделывать, либо активно доделывать. Например, парк Юности, который сейчас представляет собой лоскутное одеяло, и никто не знает, как за него взяться. Не провели подготовку почвы, дренажа, сразу начали лепить площадки, поэтому там вздыбилось покрытие.

Я точно понимаю провалы в компетенциях — это предпроектный анализ. Сейчас существует множество инструментов, разные инструменты для аналитики, очень мощные, которые позволяют считать потоки людей, их активность, то, чем занимаются, сколько людей живёт в этом районе, какой бизнес вокруг. Пользоваться этими инструментами нам всем предстоит научиться, чтобы повышать качество проектов.

Юлия Беличенко: Есть отдельные компетенции, когда в больших городах, человек занимается только ГИС-аналитикой, антропологическими исследованиями. Так как у нас не очень большой город, таких экспертов, я думаю, не найти, поэтому мы учимся этому хотя бы на базовых уровнях.

Янина Большакова: Плюс мы активно внедряем соучаствующее проектирование, потому что, хоть эта практика уже достаточно давняя и в Европе, и в Москве, у нас это не так распространено. Хотя это нормальная часть проектирования городского пространства.

Фото Центра развития городской среды