Простыми словами
139

Недосказанные правила Глеба Жеглова, или как установить контакт с подозреваемым

Недосказанные правила Глеба Жеглова, или как установить контакт с подозреваемым
Недосказанные правила Глеба Жеглова, или как установить контакт с подозреваемым

Чтобы получить информацию о преступлении, следователь должен войти в психологический контакт с допрашиваемым. Как провести идеальный допрос? Какие задачи решает допрашивающий, прибегая к психологическим приёмам и уловкам? Разбираемся вместе с кандидатом юридических наук Владимиром Шевченко и легендарным сыщиком Глебом Жегловым из романа братьев Вайнеров «Эра милосердия» и сериала «Место встречи изменить нельзя».

Реальность и вымысел

Профессиональные юристы обычно с иронией относятся к отражению их работы в кино и книгах. Считать достоверными сцены суда, следственных экспериментов и допросов можно лишь с изрядной долей условности. И, тем не менее, насколько правдиво писатели или шоураннеры изображают жизнь, судить можно. Для этого можно использовать аспекты и критерии, которые применяют к реальным юридическим практикам исследователи. Если они применимы и к вымышленным персонажам и ситуациям, значит не так они и далеки от реальности. Преподаватель Гуманитарно-экономического колледжа НовГУ Владимир Шевченко изучил психолого-педагогические особенности установления контакта между следователем и подозреваемым во время допроса.

Все знатоки детективного жанра слышали про шесть правил Глеба Жеглова. Они помогали старшему оперуполномоченному легко находить контакт с собеседником. Благодаря этому, выражаясь словами его коллеги Владимира Шарапова, Жеглов без труда «выуживал нужные сведения» у людей, с которыми говорил. Объясняя молодому коллеге секрет успеха, сыщик МУРа упоминает про «шесть правил Глеба Жеглова». Перечислить, правда, капитан милиции успевает только четыре: «когда разговариваешь с людьми, всегда улыбайся», «уметь слушать и стараться подвинуть человека к разговору о нём самом», «как можно скорее найти в разговоре тему, которая собеседнику близка и интересна», «проявлять к человеку искренний интерес, стараться понять его, узнать, чем он живёт».  Во время разговора Жеглов засыпает, не успевая озвучить два других правила. Но нетрудно догадаться, что и они касаются налаживания контакта с собеседником.

– В первую очередь, мы говорим о художественном произведении, – подчёркивает кандидат юридических наук Владимир Шевченко. – Тем не менее, в сценах романа и сериала представлены приёмы, которые направлены на установление психологического контакта с подозреваемым. Модели поведения Глеба Жеглова меняются в зависимости от ситуации. Сначала он может использовать дружеский подход, а переходить на более жёсткий формат общения с включением всех процессуальных норм, чтобы заставить подозреваемого говорить.

Правила Владимира Шевченко

Преподаватель Гуманитарно-экономического колледжа НовГУ в своём исследовании сформулировал целую систему правил установления психологического контакта с допрашиваемым. Они направлены на создание благоприятных эмоциональных условий и положительного образа следователя, снижение нагрузки на подозреваемого, использование особенностей его характера и эмоционального состояния, формирование настроя на дальнейшее общение. Суммарно их значительно больше, чем у Глеба Жеглова, однако некоторые из них тесно перекликаются с «жегловскими».

Для начала разговора, отмечает исследователь, лучше выбирать нейтральную тему.  Нужно попытаться найти общие интересы с собеседником. Когда оперативная группа в романе Аркадия и Георгия Вайнеров и сериале «Место встречи изменить нельзя» выезжает на убийство Ларисы Груздевой, Глеб Жеглов опрашивает соседа убитой. Фёдор Петрович вспоминает, что в день преступления к потерпевшей заходил её муж Илья Сергеевич Груздев (в сериале – Иван Сергеевич). В это время по радио «передавали трансляцию со стадиона «Динамо». Жеглов сразу же на это реагирует: «Так мы с вами, выходит, болельщики, Федор Петрович? Какой тайм передавали?».

– Контакт с собеседником помогает получать информацию, без него в этом плане сложнее, – поясняет Владимир Шевченко. – Чтобы установить контакт, следователь использует различные приёмы воздействия, в данном случае – поиск общих интересов.

Исследователь акцентирует внимание на необходимости активно слушать допрашиваемого, проявлять заинтересованность в общении. Спокойная обстановка, открытые жесты и позы следователя, преобладание утвердительных частиц («да» – вместо «нет», союза «но») позволяют подозреваемому расслабиться и довериться собеседнику. Владимир Шевченко рекомендует обращаться к допрашиваемому на «вы», подчёркивать его достоинства, избегать проявлений нетерпимости, обращаться к мнению людей, которые для подозреваемого обладают авторитетом.

Авторитет, непредсказуемость, сочувствие

Образ обаятельного сыщика, созданный в сериале Владимиром Высоцким, сильно отличается от персонажа романа «Эра милосердия». Книжный Жеглов вызывает куда меньше симпатии – человек он малоприятный. Кроме того, он далеко не идеален и в проведении допросов. Наиболее ярко это проявляется в общении с Ильёй Сергеевичем Груздевым. Опер МУРа сразу заподозрил его в убийстве жены и возможность его непричастности к преступлению даже не рассматривал. Однако, несмотря на предвзятое отношение, во время допросов Груздева Жеглов использует приёмы установления психологического контакта с подозреваемым.

Первый опрос Груздева – ещё в качестве свидетеля – проходит в его квартире, где обнаружили тело Ларисы. Илья Сергеевич сразу ловит на себе внимательный взгляд Жеглова.

«– Что вы на меня так смотрите?

Странный вопрос... Обыкновенно смотрю.

Не-ет, вы на меня так смотрите, будто подозреваете... – Груздев покачал головой.

Знаете что, гражданин, давайте не будем отвлекаться, – сказал Жеглов».

– Как мне представляется, это приём демонстрации авторитетной позиции следователя, – комментирует действия капитана милиции Владимир Шевченко. – Он пытается показать, что является профессионалом в своём роде, чтобы подозреваемый сразу на него смотрел по-другому, чувствовал, что с ним не дилетант разговаривает. Такую авторитетную позицию заявляет Жеглов.

Вопросы Груздеву задаёт не только персонаж, сыгранный Владимиром Высоцким, но и подполковник Панков. В отличие от коллеги он внешне малоэмоционален и более предсказуем для Ильи Сергеевича. В частности он интересуется, не подозревает ли кого-нибудь сам Груздев. А Жеглов следом буквально шокирует его квартирным вопросом: «У вас сейчас как с жилплощадью, нормально?».

– Следователь использует приём привлечения внимания необычной информацией, – поясняет Владимир Шевченко. – Жеглов обостряет и сталкивает возможные мотивы преступления. Параллельно он осуществляет поиск доказательств причастности подозреваемого к преступлению. Груздев отрицает, что ситуация с жилплощадью имеет отношение к делу, но это может быть и не так.

В конце беседы Жеглов меняет тон и мягко, почти задушевно говорит: «Да вы не нервничайте, товарищ Груздев. Мы вас понимаем, сочувствуем, можно сказать... горю. Но и вы нас поймите, мы ведь не от себя работаем. Разберемся». По мнению Владимира Шевченко, сыщик прибегает к приёму проявления интереса к проблемам подозреваемого.

Чем плох Глеб Жеглов?

Второй допрос Груздева проходит уже в МУРе. Прочитав объяснения доктора, Жеглов обвиняет его во вранье, обращается к нему на «ты» и называет «убийцей»: «Ты не жулик. Ты убийца». Правда, в экранной версии произведения герой Высоцкого использует обращение на «вы». Однако чуть позже всё же переходит на менее уважительный формат общения: «Ты долго готовился».

– Лучше всегда обращаться на «вы», использовать имя, – подчёркивает Владимир Шевченко. – Жеглов здесь пытается апеллировать к ценностям и статусу подозреваемого, а также обращается к его личным интересам. Честный ли Груздев человек, или он хитрый, и у него нет никаких ценностей? Если ты мужчина, соверши поступок, имей смелость сознаться. А пока вы говорите правду, закон на вашей стороне – признаешься, и тебе что-то скостят.

Дальше Жеглов излагает свою версию событий. Мотивом опер называет нежелание разменивать отдельную квартиру на две комнаты в коммуналках и платить за жизнь на две семьи (Груздев живёт с другой женщиной на съёмной квартире, но продолжает помогать Ларисе деньгами и продуктами). Как считает Владимир Шевченко, капитан таким образом проверяет осведомлённость обвиняемого.

– Жеглов это делает, чтобы выявить, знает ли предполагаемый преступник об обстоятельствах преступления, – комментирует преподаватель Гуманитарно-экономического колледжа НовГУ. – Это приём выявления преступной осведомлённости. Он проговаривает, как всё могло происходить, и ждёт, что добавит Груздев.

***

По словам Владимира Шевченко, в каждой из описанных ситуаций есть моменты, которые нельзя комментировать с точки зрения науки. Тем не менее, особенности художественного метода не исключают общей жизненности и достоверности истории.

– Все эти ситуации объединяет тактика следователя по расширению доказательственной базы о личной причастности подозреваемого к преступлению. С одной стороны, допрашивающий пытается получить дополнительные улики, с другой – выяснить, насколько о произошедшем осведомлён подозреваемый, – резюмировал кандидат юридических наук.