Образование
1846

«Приходилось учить элементарной грамоте»: как в Новгороде начали готовить историков

«Приходилось учить элементарной грамоте»: как в Новгороде начали готовить историков

25 ноября в НовГУ отметили юбилей высшего исторического образования. Оно существует с 1932 года. За 90 лет в Антонове подготовили около шести тысяч историков.

Только со справкой о социальном происхождении

Истфак открылся в Новгородском педагогическом институте одновременно с факультетом русского языка и литературы, физматом и биофаком.

— Институт начал работать с 1 сентября 1932 года, — рассказала доцент кафедры истории России и археологии Наталья Федорук. — Учёба началась только в октябре. Приём документов был объявлен поздно, и будущие студенты в сентябре ещё подавали заявления.

Приёмная комиссия обращала особое внимание на социальное происхождение абитуриентов. Они должны были предоставлять соответствующие справки. Предпочтение отдавали детям рабочих и крестьян. Выходцев из семей зажиточных крестьян, духовенства и дворянства в институт не принимали.

— Учиться на историков приходили почти необразованные люди, — констатировала Наталья Федорук. — Иногда, чтобы начать проходить программу дисциплин, со студентами приходилось заниматься элементарной грамотой, чтением и счётом.

В 1932‑м на исторический факультет набрали 27 человек.

Справиться до восьми

Первым заведующим кафедрой истории НГПИ стал Яков Захер. Он приехал в Новгород из Ленинграда. По приглашению Захера следом за ним отправились пять преподавателей. В Новгороде квалифицированных специалистов не было, говорит директор музея истории НовГУ Николай Салоников. Именно Захера он называет основателем факультета.

Учебный день в Антонове в зависимости от времени года начинался в восемь или в десять утра. Студенты садились за парты, когда аудитории заполнял естественный свет с улицы. В Антонове была своя электростанция, но свет старались экономить: когда включали много лампочек, она переставала работать из-за перенапряжения.

После обеда пары продолжались. А к восьми вечера обучающиеся уже должны были справиться с домашней работой на следующий день. Дальше они садились делать стенгазеты, репетировали в студенческом театре, занимались в танцевальном, литературном и историческом кружках.

При этом обучающимся приходилось посменно колоть дрова и следить за огнём в печах — все корпуса отапливались только так.

Во второй половине 30-х деканом истфака работал Григорий Шиханов (слева). И.о. доцента факультета Николай Масленников (справа) вёл курс истории средних веков

Первый выпуск истфака состоялся в 1936 году. Документы об образовании получили 43 человека (с 1934 года срок обучения сократили до двух лет — прим. ред.).

Обзывалась «контрой»

В институте старались поддерживать дисциплину — посещаемость жёстко контролировалась, на занятиях проверяли конспекты. Но избегать нарушений порядка не удавалось.

Студента истфака по фамилии Михеев пришлось исключить за пьянство. Он явился на территорию в пьяном виде, избил студентку и нецензурно выражался в присутствии преподавателей.

Ещё одну студентку отчислили после серии выговоров. На неё несколько раз жаловались.

— В жалобах говорилось, что девушка очень грубо ведёт себя с соседками по комнате, — рассказала Наталья Федорук. — Она обзывала их «контрой», а также отказывалась выходить на зарядку. Девушке сделали несколько выговоров, а потом отчислили. Но оказалось, что отец студентки был участником революционного движения, и её попросили написать извинительную записку, сразу же восстановив в рядах обучающихся.

«Занимался организацией националистических кружков»

На истфаке преподавал директор института в 30‑е годы Пётр Кимен. Его направили в Новгород в 1931‑м — заведовать учебной частью Новгородского педагогического техникума. Кимен не смог доучиться в аспирантуре Ленинградского отделения Коммунистической академии, но уже в феврале 1933 года возглавил Новгородский пединститут.

Кимен проработал директором до августа 1938 года. Должности он лишился из-за ареста. Руководителя института обвинили в организации националистических кружков среди студентов и ведении антиреволюционной деятельности.

— Эти обвинения были беспочвенны, — заявила Наталья Федорук. — Кимен был единственным латышом как среди преподавателей, так и студентов, и единомышленников он вряд ли нашёл бы. Обвинение до суда так и не дошло, и Петра Кимена отпустили.

После освобождения в декабре 1939 года его восстановили в партии и назначили преподавателем марксизма-ленинизма в Ульяновский педагогический институт. Его дальнейшая судьба неизвестна. Однако, по некоторым данным, Кимен прожил до 1961 года.

Война

21 июня 1941 года в институте закончились выпускные экзамены. Дипломы о высшем образовании в то лето получили 217 человек, в том числе 41 учитель истории. Все мужчины с университетской скамьи отправились в военкомат.

Сколько всего студентов-историков и преподавателей ушли на фронт, не подсчитано до сих пор. Имя одного из них увековечено на мемориальной доске, установленной на стене старого корпуса между первым и вторым этажами в Антонове. Николай Шаров получил диплом в 1937‑м. Через год он уехал работать учителем в Вологодскую область.

— Шаров участвовал в Корсунь-Шевченковской, Ясско-Кишиневской операциях по освобождению правобережной Украины и Молдавии, — рассказала Наталья Федорук. — Был дважды ранен. Отличился в боях на территории Венгрии, при форсировании Дуная в районе Эрчи. За участие в сражениях на территории Украины получил звание Героя Советского Союза.

Истфак в 1935 году окончил и известный партизан Александр Устинов, в честь которого названа улица, начинающаяся у здания Политехнического института НовГУ. До войны он преподавал историю в одной из школ Новгорода.

— В июле 1942 года Александр Устинов был назначен заместителем командира подпольной группы, которая принимала по рации сводки и передавала информацию о передвижении врагов, — дополнила Наталья Федорук. — В октябре у деревни Переходы Поддорского района Устинов был тяжело ранен — наступил на противопехотную мину. На след партизан напал карательный отряд немецких солдат. Александр остался в лесу, прикрывать отход товарищей. Его нашли мёртвым только спустя пару дней.

Библиотека института, имущество, сотрудники и студенты во время войны находились в эвакуации.

«Донор» для других факультетов

Институт возобновил работу осенью 1945‑го. Но ещё восемь лет студенты учились в Боровичах — корпуса в Антонове были разрушены. Историков в это время готовила кафедра основ марксизма-ленинизма и истории.

Каждое лето во время каникул будущие выпускники ездили в Новгород участвовать в восстановлении зданий. В 1953 году реконструкция закончилась. В институте открылись три факультета — русского языка и литературы, исторический и физико-математический. Потом первые два объединили в историко-филологический.

Новгородским студентам всегда находилось место на раскопках, которые вели в Новгороде учёные из МГУ. Своя археологическая экспедиция в НГПИ появилась в 1956 году. Её возглавил Сергей Орлов

К началу 70‑х учиться на истфаке стало престижно. В значительной степени этому способствовало открытие нового профиля подготовки — «учитель истории и английского языка».

— Историческое образование было универсальным, — пояснила заведующая кафедрой всемирной истории и международных отношений НовГУ Валентина Грохотова, поступившая в НГПИ в 1978‑м.

— После получения диплома истфака можно было работать не только в школе, но и, например, в правоохранительных органах. Статус факультета был очень высоким, как и конкурс на него. Выпускники исторического направления стали важным кадровым ресурсом при формировании юридического и философского факультетов.

Школа российского ганзееведения

Сегодня Новгородский университет — не только место подготовки специалистов-историков, но и центр проведения серьёзных исследований в этой сфере. С 2002 года в Старой Руссе работает археологическая экспедиция НовГУ. За эти годы исследователи обнаружили десятки тысяч артефактов. На базе кафедры всемирной истории и международных отношений формируется центр исследования средневековой Ганзы.

— Во многом благодаря Марине Борисовне Бессудновой, которая имеет статус члена европейской исторической комиссии и огромное количество публикаций, у нас работает научная школа российского ганзееведения, — заявила Валентина Грохотова. — В Великом Новгороде создаётся площадка, на которой смогут собираться как эксперты, так и молодёжь, заинтересованная ганзейской тематикой.

Редактура: Александр Кобяков
Фото из архива музея истории НовГУ