Естественные науки
1196

Дендролог Эдуард Авдеев: о больных деревьях, глобальном потеплении и эвкалиптах на Санкт-Петербургской

Дендролог Эдуард Авдеев: о больных деревьях, глобальном потеплении и эвкалиптах на Санкт-Петербургской

Кафедра геоэкологии и лесоустройства по заказу мэрии провела инвентаризацию зеленых насаждений в исторической части Великого Новгорода. Четыре года специалисты под руководством доцента кафедры Эдуарда Авдеева оценивали деревья на семнадцати улицах. «Газон Медиа» узнал у дендролога, где в центре города самые здоровые деревья и где — самые больные, как победить тополиный пух и какие экзотические породы уютно себя чувствуют в наших широтах.

Ошиблись ли советские озеленители?

Большинство деревьев в Великом Новгороде высажены в конце 1940-х годов в ходе программы по его восстановлению после Великой Отечественной войны. На месте руин советские специалисты возвели тот самый город-сад Маяковского: тогда было принято все грандиозные стройки украшать этой цитатой. Сегодня зелёное наследие СССР критикуют за обилие тополей, чей пух по весне забивает ливнёвки и досаждает аллергикам. Ошиблись, мол, специалисты прошлого. Но учёный НовГУ Эдуард Авдеев уверяет — никакой ошибки не было.

— Тополь был выбран послевоенными озеленителями не просто так, — считает учёный. — Искали быстрорастущую, эстетически привлекательную породу, устойчивую к городской загазованности, недостатку света и низкой плодородности почвы. Но преимущества тополя этим не исчерпываются. Фраза про «легкие города» к этому роду применима больше, чем к другим: из-за активного фотосинтеза один тополь за сезон производит столько кислорода, сколько семь елей, четыре сосны, три липы или два дуба. Соответственно, и поглощающая способность у него выше: он способен депонировать в 2,2 раза больше углекислого газа и в 1,5 раза больше шума, пыли и сажи, чем другие типичные обитатели городских скверов. При этом порода неприхотливая, морозостойкая и хорошо переносит обрезку.

В основном в Великом Новгороде растёт тополь бальзамический, завезенный в Россию из Северной Америки в XVIII веке.

Однако, как показало исследование, тополей в историческом центре Великого Новгорода не так уж много — всего 15%. Преобладают среди зеленых насаждений Великого Новгорода липы (около 65%). Озеленители ценят их за целый комплекс положительных качеств: липа долго живёт, благоухает во время летнего цветения, устойчива к вредителям и болезням, а её густая крона обеспечивает хорошую защиту от шума и пыли.

Оставшиеся 20% насаждений — это ивы, клен остролистный, рябина обыкновенная, дуб черешчатый, вяз гладкий, ясень обыкновенный, каштан конский, береза повислая, яблоня домашняя, осина, ольха серая. Всего центре города эксперты НовГУ обследовали более 7 000 деревьев и выявили около 50 видов древесно-кустарниковой растительности.

Что касается аллергенности тополей, то и здесь советские озеленители оказались ни при чём. Тополя — двудомные растения. У них есть мужские и женские особи. Об этом известно давно, поэтому при закладке аллей стараются использовать мужские экземпляры, так как пухоносными являются только «тополя-женщины». Но в условиях тяжелейшего стресса, буквально в борьбе за жизнь, «тополя-мужчины» могут сменить пол на женский. Для дерева стрессовой ситуацией является интенсивное кронирование, то есть «стрижка под ноль».

— В советское время уход за городскими растениями осуществлялся планово: их ограничивали в высоту понемногу, но регулярно, — объясняет Эдуард Авдеев. — Это так называемая санитарная обрезка, от нее насаждениям только польза. В последние десятилетия регулярность ухода за кронами в Великом Новгороде не соблюдалась, и деревья слишком разрослись. Обрезка превратилась из плановой в «авральную»: когда ветки уже упираются в провода, власти вынуждены что-то с ними делать. Но поскольку насаждения уже слишком большие, срезаются и скелетные ветви, превращая здоровые особи в высокие пни. «Нормальным» дерево уже не станет, по весне из пенька потянутся лишь тонкие, дрожащие веточки. Но дать жизнь, то есть пух, другим деревьям оно ещё сможет. Строго говоря, тополиный пух — вообще не аллерген. Это созревшие семена, а не пыльца. При помощи пушинок они переносятся на дальние расстояния.

Настоящие аллергены — пыльца растений и пыль, оседают на пух. Но даже если особь женская, регулярная щадящая обрезка позволяет уйти от пуха на четыре-пять лет. Для этого её проводят ранней весной на этапе распускания почек.

На лицо прекрасные, полые внутри

Согласно исследованию, многовершинные, то есть пострадавшие от обрезки центрального побега липы — типичная картина для центра города. Средний показатель по улицам составил 36%. Состояние большинства деревьев — ослабленное.

— Тополя среди других видов не являются долгожителями: их предел — максимум 150 лет, в агрессивных городских условиях — 60-80 лет, — подчёркивает исследователь. — Интенсивная обрезка и без того короткий век сокращает ещё сильнее: у этих деревьев мягкая древесина: места спилов являются воротами для инфекции. Развивается стволовая гниль и образуется дупло. Внешне дерево может быть ещё вполне зеленым, но внутри уже полым. Это приводит к тому, что здоровые с виду экземпляры падают на крыши и машины. Всего в центре мы насчитали 42 аварийных дерева, подлежащих вырубке.

На Большой Московской 19% деревьев с дуплами, на улице Газон — 1%.

От насекомых сильнее всего страдают липы на улице Людогоща и на Воскресенском бульваре — 41% деревьев или почти каждый второй экземпляр. Площадь поражения составляет около трети. Морозобойными трещинами в большей степени повреждены тополя на Большой Санкт-Петербургской — 12%. Лучшее состояние насаждений отмечено на Воскресенском бульваре.

— Липа в этом месте менее подвержена негативному влиянию неблагоприятных факторов, — сказал Авдеев. — Здесь выделена широкая тротуарная зона между проезжими частями бульвара: приствольные круги и зона роста коры не заасфальтированы, насаждения удалены от проезжей части. На других улицах липа произрастает очень близко к проезжей части и больше страдает от негативного действия автотранспорта — уплотнение и вибрация почвы, загрязнение воздуха. Кроме того, на Воскресенском бульваре зеленые насаждения более массивные и сформированы шестью рядами липы, поэтому обладают высокой средообразующей способностью, что делает их более устойчивыми.

А эвкалипты будут?

Как показал анализ, деревья Великого Новгорода стремительно дряхлеют. Средний возраст лип — 53 года, тополей — 79 лет. В городских условиях для тополей это — пенсионный возраст. На данный момент специалистами НовГУ рекомендовано посадить 42 крупномерных саженца на месте подлежащих сносу деревьев. Эдуард Авдеев считает, что ограничиваться местными породами не стоит. Он уверен, что в Великом Новгороде городе могут прекрасно расти даже экзотические виды.

— Несмотря на то, что Новгородская область считается зеленым, лесистым краем, местная дендрофлора довольно бедная. Но за счет интродукции (использования экзотических видов, — прим. ред.) интересных в декоративном, санитарно-гигиеническом смысле групп, можно найти перспективные породы. Известные всем, и ставшие привычными в нашем городе, ель колючая и тополь бальзамический — тоже завезённые, североамериканские виды. Наш институт уже сейчас занимается изучением разведения нетипичных для Северо-Запада пород. Вместе со студентами на территории вуза мы выращиваем более 50 древесных видов, в том числе экзотов, таких как сосна горная, сосна кедровая, сосна скрученная, лиственница сибирская, пихта сибирская, лжетсуга мензиса, тис ягодный, гинкго билоба, дуб красный, — отмечает дендролог.

Дендрарий во дворе Института биотехнологий и химического инжиниринга НовГУ

Однако на тропические сады жителям Северо-Запада все равно рассчитывать не стоит. К таким результатам учёный пришел после анализа данных полученных академиком Николаем Ивановичем Железновым в своей усадьбе на территории нынешнего Окуловского района в 18 веке. Знаменитый ботаник проводил испытания по интродукции и акклиматизации различных древесных пород. С этой целью он построил метеорологическую обсерваторию, где проводил замеры температуры воздуха, направления и силы ветра, количества осадков. Результаты его исследований изданы в научном журнале 18 века на французском языке. Ученые НовГУ перевели их и сравнили с данными, полученными 120-ю годами позже на метеостанции в Веребье Маловишерского района.

— В целом за более чем столетний период климат в Новгородской области претерпел значительные изменения: зима стала более короткой, снежной и теплой; лето более влажным и менее экстремальным, то есть климат стал более мягким и благоприятным для выращивания лесных древесных пород-экзотов, — рассказывает учёный. —  Полученные результаты работ по акклиматизации могут быть использованы для научных целей, а также в практической деятельности специалистов-лесоводов Новгородской области. Но рассчитывать, что скоро мы сможем засадить эвкалиптами Большую Санкт-Петербургскую, а картофельные поля — арбузами, не стоит. По сезонам разницы температур заметные, но среднегодовая температура повысилась на 1,1°C. Это медленный процесс. Иными словами, те породы, которые сейчас растут в этом температурном диапазоне, останутся неизменными. Поэтому при создании многолетних зеленых насаждений потепление нужно учитывать, но опираться, прежде всего, на селекцию и интродукцию.

Современные методы селекции позволяют в короткие сроки расширить ассортимент выращиваемых пород. Уже сейчас выведены зимостойкие сорта вишни, черешни, шелковицы, абрикосов, винограда и других теплолюбивых видов.

Идеальная композиция

По мнению дендролога, в городских парках, в частности в Кремлевском, уход за деревьями удовлетворительный. Видно, что есть какая-то система, есть люди, которые этим занимаются. Проводятся санитарные обрезки и вырубка аварийных деревьев.

В Кремлевском парке есть только некоторые вопросы по газонам. Но это палка о двух концах: если полог древостоя сомкнутый, то из-за нехватки света газон слабо развивается. Чтобы газон формировался, нужно прореживать древостой, но тогда парк перестанет быть тенистым. Сейчас в нашем городе активно создаются новые парки и скверы. Хотелось бы, чтобы при выборе древесных пород для озеленения учитывались не только их декоративные качества, но и способность успешно расти и развиваться в условиях сильной антропогенной нагрузки: загазованности, запыленности, недостатке света, механических повреждениях, загрязнения, уплотнения и низкого плодородия почвы. Также нужно учитывать выраженные санитарно-гигиенические свойства древесных пород: шумо-газо-пыле-поглащение, выделение кислорода и фитонцидов, ионизация воздуха, оптимизация микроклимата, ради которых, прежде всего, и создают зеленые насаждения.

Эдуард Авдеевдоцент кафедры геоэкологии и лесоустройства

Строящаяся Новгородская техническая школа находится на берегу Волхова. Как отмечает учёный, в этих условиях необходимо предусмотреть защитную роль зеленых насаждений, которые будут созданы при благоустройстве территории. Для предотвращения заболачивания и размыва берегов в прирусловой части поймы будут незаменимы ивы. Они за счет транспирации и гутации способны эффективно осушать почву. При этом ивы неприхотливы и способны выдерживать длительное сезонное затопление. Кроме того, сочетание ивы белой и ивы ломкой здесь может дать хороший декоративный эффект. Учёный рассуждает: "Представляется, что целесообразно было бы сохранить часть вырубленного здесь естественного насаждения ивы белой и вписать в композицию зелёных насаждений этой территории".

В качестве примеров удачной ландшафтной архитектуры дендролог отметил улицы Ломоносова, проспект Александра Корсунова, Федоровский ручей. 


На Корсунова специалист отметил грамотную композицию: ближе к проезжей части посажена ива ломкая шаровидная, за ней — ива белая, более крупный экземпляр. Такая организация пространства обеспечивает хорошее укрытие пешеходной зоны от пыли и шума.

Озеленение улицы Ломоносова отличается разнообразием по композиции и породам. Древесные породы: липы, ивы, тополя, лиственницы, ели скомпонованы в удачный ансамбль. На одной улице представлены классические подходы традиционного ландшафтного дизайна: аллейные, групповые и одиночные посадки.

Среди минусов в ландшафтном дизайне Великого Новгорода дендролог выделил недостаток малых архитектурных форм: скамеек, беседок, скульптур, фонарей. «Не всё должно упираться в деревья», — подытожил учёный.

Но самым уязвимым местом в организации городского озеленения Эдуард Авдеев считает отсутствие системного, комплексного подхода.

— Работы по созданию и содержанию многолетних зеленых насаждений ведутся на контрактной основе или в рамках ежегодного муниципального задания, — объясняет дендролог. — Но деревья — это многолетние растения, поэтому при организации этих работ управляющие органы должны иметь среднесрочное планирование и гибкие механизмы реагирования. Нужно понимать, как будет развиваться город, создать комплексный план развития зеленых насаждений, опираясь на знание их текущего состояния. НовГУ может продолжить сотрудничество с муниципалитетом по этому направлению. Многие деревья в нашем городе на пределе своего возраста. Они теряют свою жизнеспособность и иногда уже представляют опасность. Поэтому уже сейчас нужно проводить массовую замещающую посадку. Для того, чтобы молодое поколение зеленых насаждений адаптировалось к городским условиям под пологом старых деревьев. Это позволит плавно осуществить смену поколений без резкого ухудшения городской среды.

Фото: Светлана Разумовская

Материалы по теме