Гуманитарные науки
1496

От неолита до XIX века: что нашли новгородские археологи в 2021 году

От неолита до XIX века: что нашли новгородские археологи в 2021 году

 Итоги полевых исследований 2021 года в Новгородской области подвели на 36-й научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология». Конференция прошла в Новгородском музее-заповеднике с 25 по 27 января. Шесть докладов были посвящены открытиям Старорусской археологической экспедиции НовГУ. Учёные вели раскопки в Старой Руссе, исследования в Новгородской области, археологические разведки в окрестностях Демянска и Крестец. Также учёные университета рассказали об изучении отдельных находок, обнаруженных в Великом Новгороде и на городище «Княжая гора» в Демянском районе.

Усадьба ремесленника

Заведующая кафедрой истории России и археологии НовГУ Елена Торопова в своем докладе рассказала о находках, сделанных в 2021 году на Пятницком раскопе в Старой Руссе. Работы велись на участке площадью 270 квадратных метров. Археологи изучали усадьбу XIII века, включающую 20 сооружений и 13 различных построек. Усадьба расположена к северо-востоку от перекрестка древних Борисоглебской и Петровой улиц.

— Мощность культурного слоя на этом участке достигает шести метров, — рассказала руководитель Старорусской археологической экспедиции НовГУ. — В прошлом году работы были остановлены в слоях середины XIII века, и в 2021 году усадьба изучена практически полностью. Вскрыто около 60 сантиметров культурного слоя второй трети XIII века. В составе пластов, помимо традиционного гумуса и навоза, заметную роль играли мощные углиcтые прослойки. Судя по всему, они являются следами нескольких мощных пожаров.

На участке были найдены останки сруба, в который жильцы сливали отходы солеварения.  Он представлял собой открытый короб на 3-4 венца, заполненный серой гипсовидной массой с включениями шлака, имеющей консистенцию бетона. Масса несколько раз выплескивалась за пределы сруба, из-за чего короб был окружён массивом солеварения. Останки владельческого дома фиксировались по центру северной части раскопа.

— Это пятистенок, — сообщила Елена Торопова. — От него сохранилось шесть венцов стен и переруба (место пересечений внутренних стен с внешними — прим. ред.). Верхние стены — сосновые — сгнили и расплющились. Нижние 2 венца — дубовые. Интересно, что использовались бревна с неснятой корой, достаточно кривые и имеющие серьезную разницу в диаметре между вершиной и комлем. Сени располагались в южной части сруба, их внутренние размеры — 1,8 на 4,8 метра. Судя по всему, вход был с запада. Под юго-восточным углом сеней был обнаружен череп собаки без нижней челюсти. Жилая камера имела размеры 4,8 на 4,8 метра. Наличие в ее развале камней печи при отсутствии следов опечка (деревянный сруб в основании печи, — прим. ред.) позволяет уверенно предположить, что сруб был на подклете (нежилой нижний этаж под верхним жилым помещением, — прим. ред.).

По словам Елены Тороповой, сведение комплекса находок-сооружений еще не завершено, однако в него уже можно включить 440 индивидуальных находок. Среди них семь деревянных ложек, семь деревянных стрел, челнок, девять веретён, детали от ткацкого станка, два каменных нательных креста, фрагменты стеклянных браслетов, бусины, два фрагмента стеклянных сосудов, костяные гребни, в том числе три фрагмента обработанного рога и два фрагмента роговой стружки, фрагменты тиглей (ёмкость для нагрева — прим.ред.), литейная форма. Найдено много изделий из цветного металла – браслеты, булавки, три перстня, 20 пластин и пять выплесков из сплава на основе меди, шесть железных замков, зубило, 13 ножей, садовый нож, сошник, свайка, фрагменты четырёх топоров, наконечники четырёх стрел, двух копий, трех метательных копий.

— Все это в комплексе маркирует как косторезное производство, так и работы по цветному металлу, — пояснила заведующая кафедрой истории России и археологии НовГУ. — Одним из занятий жителей усадьбы было изготовление и ремонт сосудов из сплавов меди. В юго-западном углу усадьбы зафиксированы остатки производственной печи. В верхней части был отмечен развал прокаленных камней, под которым фиксировался развал фрагментов шлака, уложенный на обгорелую дубовую конструкцию — короб и перекрывающий его настил. Судя по всему, это и есть солеваренная печь. Обращает на себя внимание концентрация воинских предметов.

В северной части раскопа на месте владельческого дома, под пятистенком, обнаружена предшествующая ему постройка: остатки небольшого, примерно 3 на 3 метра, четырёхстенка, разобранного еще в древности. Помимо бревен нижнего венца, северных и южных стен, сохранился развал печи и слой пожара.

— Отмеченная постройка в порядке рабочей гипотезы сгруппирована в два строительных яруса, — сообщила Елена Торопова. — Предварительно они датированы 1230-1240 и 1240-1250 годами. Однако вероятно некоторое удревнение этих предварительных датировок. Сравнение указанных горизонтов застройки демонстрирует некий перелом в жизни усадьбы.

Останки штабного городка и древние стоянки

Другой доклад Елена Торопова посвятила предварительным результатам исследований в Новгородской области, связанным со строительством высокоскоростной магистрали Санкт-Петербург-Москва.  Работы велись в Крестецком, Новгородском, Маловишерском, Окуловском и Демянском районах. Был обследован коридор длиной 150 километров и шириной 100 метров. Открыто восемь новых памятников. Наиболее поздние — это руины комплекса построек штабного городка второго округа военных поселений в деревне Муравьи, 19 век. Памятник расположен на северной окраине деревни Кирилловка, на правом берегу реки Волхов.

— Строительство городка в деревне Муравьи началось в 1818 году и продолжалось 10 лет, — рассказала археолог. — Комплекс включал в себя манеж со Спасо-Преображенской церковью, гауптвахту с каланчей, плац, здание водокачки с паровой машиной. Постройки пострадали в ходе боев осени — зимы 1941 года и после войны не восстанавливались. В настоящий момент сохранились фрагменты стены здания гауптвахты, фундаменты строений и обрамляющая плац дренажная траншея. Найдены фрагменты керамики нового и новейшего времени, обломки фарфоровой посуды, кованые гвозди, должны сохраниться напластования времен военных поселений.

Кирилловка, руины комплекса построек штабного городка Второго округа военных поселений в д. Муравьи

На территории Маловишерского района было обнаружено поселение, предварительно датированное эпохой раннего металла (V-II тысячелетий до нашей эры, период широкого распространения орудий, оружия, украшений из меди и её сплавов – прим. ред.). Поселение найдено в семи с половиной километрах к юго-западу от деревни Пруды, в лесу. Были обнаружены фрагменты лепной керамики, украшенные небольшими ямочками и насечками.

— Как нам показалось, этот материал может быть сопоставим с материалом памятников культуры сетчатой керамики, относящейся к эпохе бронзы и раннего железного века, — отметила Елена Торопова. — Но по мнению некоторых наших коллег речь идет о памятнике эпохи раннего неолита. Выводы сделаны по фотографиям, будут уточняться.

Также в Маловишерском районе на правом берегу Мсты в полутора километрах к востоку от деревни Парни, была обнаружена курганная группа из 18 насыпей.

Парни, курганная группа (18 насыпей) (V-IX вв.)

— Некрополь тянется вдоль лесной дороги по левому берегу безымянного ручья, — пояснила археолог. — Несколько одиночных насыпей зафиксированы к северо-востоку от основного скопления. Памятник предварительно датирован второй половиной первого тысячелетия нашей эры. По ландшафтной привязке и характеру насыпи может быть отнесен к культуре псковско-новгородских длинных курганов.

Стоянка времен неолита была обнаружена в Окуловском районе, недалеко от Нездрино. В шурфах найдены отщепы, заготовки кремния. Ещё одна стоянка найдена на левом берегу реки Чернявка. Обнаружены кремневые отщепы, чешуйки, фрагменты скребка и пластины. Предварительно эпоха неолита.

Нездрино, стоянка (III-II тыс. до н. э.)

Среди памятников-находок также позднесредневековые селища XV-XIX веков в Маловишерском, Окуловском, Демянском районах. В шурфах найдены многочисленные фрагменты беложгущейся и гончарной керамики.

— В районе деревни Вельё-Станы обнаружена одиночная сопка и селище, — рассказала Елена Торопова. — В ходе шурфовки были найдены фрагменты раннегончарной и гончарной керамики с X по XIX век, а также кремневая пластина периода мезолит-неолита V-III тысячелетия до нашей эры.

№52

Всего, по словам археолога, коллекция индивидуальных находок на Пятницком раскопе составила более 3650 единиц. Она может дополниться еще несколькими десятками. Одной из самых ярких находок стала берестяная грамота №52. Предварительная датировка — 1240-1250 год, будет уточняться.

— Текст тоже традиционный для Старой Руссы – перечисление имен, — пояснила Елена Торопова. — «У Бориса полутора берковка, у Твердяти – полутора, у Чюдина – бе, у Пави – полу бе, у Игната – 2 ро, у Дмитра – по бе, у Жаса – бе». Эти сокращения удивляют, возможно, это черновик деловой записки. Хотя возможно все письма на бересте могли быть черновиками, некими деловыми письмами. Это уже четвертая грамота из слоев середины второй половины 13 века на Пятницком раскопе в пределах усадьбы, которую мы изучаем. Кроме неё, это грамоты 41, 49, 50. В данной грамоте речь идет, судя по всему, о круговой поруке в сборе какой-то подати, исчисляемой в размерах и берковцах соли.

По словам Елены Тороповой, в грамоте № 50 1270-1290 годов, найденной в 2019 году, упоминаются те же персонажи – Борис и Твердята. Автор использует те же сокращения. Берковец превращается в «бе», полберковца в «по бе», размер – в «ро». При этом текст грамоты №52 несколько раз исправлялся.

— В границах второй и третьей строк – многоярусное исправление, — рассказала археолог. — Первоначально было написано – «У Чюдина полуто», потом исправлено на – «У Чудина бе», «У Шелве» переделано на «Паве».

Также найдено ещё несколько предметов с буквами — керамическая игральная фишка с буквицей «в», формочка для отливки конического грузика: читаются буквы «мыслете», «аз». К необычным находкам из глины относится круглая керамическая привеска, украшенная крестом и глазурью, фрагменты тиглей. Около 2/3 коллекции составляют предметы из кожи. Большинство — детали обуви мягких типов, много полных форм мягких туфель. Много находок из дерева — детали струнных инструментов, детали оправ зеркал. Находки из камня — нательные кресты и бусина из горного хрусталя. Находки из стекла около 100 фрагментов — стеклянные браслеты, бусы — 24 единицы, фрагменты двух стеклянных сосудов. Из цветных металлов – пластинчатые, створчатые браслеты, витые браслеты, перстни, разнообразные подвески, одна в форме медвежьего когтя, булавки, височные кольца, печатка с крестом и знаком Рюриковичей. Среди изделий из текстиля преобладают войлочные: стельки, два образца войлочных носков — взрослый и детский, скроенные как домашние туфли с продольным швом на подошве.

— Обращает на себя внимание большое количество опиленных лосиных и коровьих рогов, роговой стружки, — отметила Елена Торопова. — Возможно на усадьбе изготавливались роговые гребни. Ещё одна интересная находка – туловище игрушечной лошадки. Судя по отверстиям, конструкция подразумевала вставные ноги, хвост и всадника, крепившегося при помощи штырька между ног. Интересной для середины XIII века является находка с двумя фрагментами сургуча. Это позволяет поставить вопрос о более раннем, чем представлялось, бытовании сургучных печатей на Руси.

Всего на конференции прозвучало 55 докладов ведущих ученых из Москвы, Санкт-Петербурга, Пскова, Архангельска, Твери и республики Карелия.

Изображения предоставлены Старорусской археологической экспедицией НовГУ