Культура
255

Театральный критик Сергей Козлов: «Чем я старше, тем больше меня пугают повести Гоголя»

Театральный критик Сергей Козлов: «Чем я старше, тем больше меня пугают повести Гоголя»

В рамках проекта «Лекторий» 16 Международного театрального фестиваля "Царь-сказка«/Kingfestival перед спектаклем «Гоголь. СПб» театральный критик Сергей Козлов прочел лекцию «Гоголь и фантастические твари». Слушатели узнали, как немецкий романтизм повлиял на главного мистика девятнадцатого века и его творчество, почему же повесть «Нос» — это гомункул и вся ли нечисть у Гоголя появляется из-под земли.

— Какая история у Гоголя, на ваш взгляд, самая страшная?

— Маленькое личное откровение. Когда я в детстве начинал читать «Вечера на хуторе близ Диканьки», мне мама сказала: «Ты вот это читай, а это не читай. Там есть повесть — „Страшная месть“. Ты просто будешь плохо спать после её прочтения». Но я, конечно, маму не послушался и прочитал. Самое парадоксальное, что «Страшная месть» со всеми этими колдунами и «оборотничеством» не произвела на меня такого сильного впечатления. А вот действительно показался страшным «Вечер накануне Ивана Купала». Потому что там есть момент с убийством ребёнка: главный герой казнит брата своей возлюбленной для того, чтобы добыть богатство. И это до сих пор вызывает во мне трепет и ужас.

— А когда вы перечитывали, будучи взрослым, что-то показалось более страшным, чем «Вечер»?

— Определенную жуть наводит «Портрет». Особенно в сочетании со второй частью, где рассказывается история ростовщика — героя портрета. Чем я старше, тем меня больше пугает эта повесть. Наверное, из-за того, что ты понимаешь, какие там есть аллюзии, какое сопоставление с мировой литературой.

— Почему театр и Гоголь до сих пор любят друг друга?

— Я бы не сказал, что театр что-то «не любит». Во-первых, Гоголь — драматург. И это накладывает определенный отпечаток и на прозаические произведения. Зато всё понятно: бери и ставь на сцене. А почему фантастические повести попадают в театр? Потому что это завораживающие вещи. Даже «Вий» — невероятной красоты спектакль. Есть ещё в Саратовском ТЮЗе имени Ю. П. Киселева режиссер — Роман Феодори. Он тоже поставил спектакль сразу по нескольким «малоросским» повестям Гоголя. И это действительно потрясающая по визуальному ряду постановка. Она завораживает эффектами, трюками, где все летают, поют, танцуют. В Московском театре кукол есть спектакль по «Майской ночи» именно для незрячих людей или для тех, кому завязывают глаза. Там не просто рассказывается текст, там очень много других звуков и даже запахов. Казалось бы, никто ничего не видит, но все слышат и «осязают» остальными органами чувств красоту украинской ночи. Эта поэтика, которой так восхищались современники Гоголя, позволяет и в театре сделать всё очень и очень красиво.

— Какой спектакль, из представленных на фестивале, для вас самый любопытный?

— Но пока мы видели не всё. А оффлайн или онлайн? Или оба формата?

— Оба формата!

— Это правда очень сложно. Безусловно, «Жар-птица» (Джанни Янг Продакшнс, ЮАР) и спектакль, который идет прямо сейчас — французский танцевальный спектакль «Вспышка!» компании «Аркосм». Здесь, наверное, более интересно, потому что много открытий. Я много смотрел драматического театра, театра кукол. А здесь танец.

— А какой спектакль «зацепил» описанием?

— Безусловно, это «Гоголь. СПб». Возможность познакомиться с этим спектаклем меня взволновала. И, наверное, «Джинжик». Но опять же это не столько описание, сколько успех этого спектакля Яны Туминой в профессиональном сообществе и среди зрителей.

Спектакль «Гоголь. Спб» Кировского театра кукол им. А.Н. «Афанасьева»

Сергей Козлов — театральный критик, кандидат филологических наук, журналист, закончил НовГУ по специальности «журналистика», факультет журналистики СПбГУ, театроведческий факультет в РГИСИ. Автор статей о современном театре в российских и зарубежной прессе, лекций об истории театра, куратор Международного театрального фестиваля им. Ф. М. Достоевского , участник театральных лабораторий и проектов «Дискуссионный театр» в Великом Новгороде.

Фото: Светлана Разумовская