Возможности
830

Оставить работу в научной лаборатории и стать учителем в деревенской школе: история Николая Панюшева

Оставить работу в научной лаборатории и стать учителем в деревенской школе: история Николая Панюшева
Оставить работу в научной лаборатории и стать учителем в деревенской школе: история Николая Панюшева

Как петербуржец переехал в Старую Руссу, чтобы вести уроки по биологии, химии и технологии в школе, где всего 36 учеников.

Участник программы «Учитель для России» Николай Панюшев из Санкт-Петербурга окончил магистратуру Биологического факультета СПбГУ, со второго курса работал в лаборатории в Институте Цитологии РАН, занимался молекулярной биологией. Сейчас он учится в аспирантуре и преподаёт биологию во Взваде Старорусского района. Николай объяснил, почему уехал в глубинку и чем привлекательна работа в маленькой деревенской школе.

Школа в деревне Взвад

Идея принять участие в программе «Учитель для России» сформировалась не сразу. Друзья Николая Панюшева были выпускниками проекта, но не было желания проверить на собственном опыте, каково это. Человек со стороны, когда размышляет о школе, не думает, что это приятное место для работы, уверен Николай. На слуху жалобы учителей на маленькие зарплаты и неблагодарных учеников.

— Как-то я сначала для себя не примерял это. Не казалось это понятным. Зачем? Не хочу так мучиться. А потом я понял, что это очень нужно. И вообще как-то понял, что мне очень нравится рассказывать про свою науку, чем я занимаюсь, почему это классно, понял, что у людей есть к этому интерес, — рассказал он. — Я работал с детьми, помогал в кружке в зоопарке. И созрел со временем. Смотрю, такие ребята классные в УДР, почему бы и не попробовать? Пройду так пройду. Прошёл. И теперь я здесь и пока не жалею.

— Но вы упомянули, что не хотелось «так мучиться». Что это значит?

— Дело в том, что не у всех складывается хорошо в школе. Школы, которые участвуют в программе, бывают очень разные. Вот у нас, например, очень маленькая школа, тут всего 36 детей. А в некоторых школах, которые участвуют в программе, например, в Калужской области или в Подмосковье, там школы могут быть огромные — полторы тысячи человек. И, может быть, очень большая нагрузка. Мне как-то не хотелось такого. Я подумал, оно вообще стоит того или нет? Но у меня всё сложилось наиболее хорошим образом. Я получил именно то, чего мне хотелось.

Участники программы «Учитель для России» в школе деревни Взвад Николай Панюшев и Анастасия Лазарева

Будни маленькой школы

В деревне Взвад, расположенной на южном побережье озера Ильмень, все местные жители друг друга знают. Из-за этого и образование там получается «семейным», отметил Николай Панюшев. В учреждении есть дошкольная группа, дети знакомятся ещё там. Когда переходят в «началку», учатся все вместе, так как работает система классов-комплектов.

— При этом, как правило, у всех есть братья, сёстры в старших классах, они все вместе тусят, все общаются. Это для меня, как для городского ребёнка, супер нестандартно, — поделился учитель. — И это очень классно на самом деле, потому что у нас в школе таких явлений, как травля — этого совершенно нет. Потому что дети в первую очередь друг другу либо родственники, либо соседи.

Так как детей мало, ход урока может быть очень гибким, строится по-разному. Нет никаких проблем с дисциплиной в классе. Если один человек ведёт себя плохо, есть возможность сразу на него повлиять. Как подчеркнул педагог, это тот формат, который совершенно не мыслим в больших классах на 30 учеников.

— У меня в самом большом классе — в шестом — шесть человек, — сообщил Николай Панюшев. — В самом маленьком классе — пятом — у нас один человек. Есть минусы, потому что если один человек заболел, то урока не будет. Или там двое заболели, а один уехал, и остался один. И что с этим делать? Непонятно. Зато супер вовлечённость у нас, и она прям какая-то зашкаленная, — добавил он, — тебе ничего особо не надо делать, любая движуха заходит.

Основная нагрузка у участников программы «Учитель для России» вышла не очень большая: восемь-девять часов. Но каждый день они занимаются внеурочной деятельностью. Это и подготовка выпускников к ОГЭ, и работа в мастерской. Детям интересны такие инициативы, как театральный кружок или совместная организация праздников.

— Какими были мои ожидания? Ожидаю всегда худшего, это моя такая особенность, — признался Николай Панюшев, — и я ожидал, что попаду чёрт знает куда, и начнётся какой-то сплошной ад. Но в итоге всё оказалось наоборот. У нас супер адекватная администрация, отношения с коллегами хорошие, наладился контакт с детьми.

Директор школы Сергей Николаевич Яцко 

Без провинциальной тоски

Живёт Николай Панюшев не во Взваде, а в районном центре. По расходам в деревне получалось бы так же, как в Старой Руссе, но без особых удобств. Поэтому выбор был сделан в пользу Руссы. Хотя там, судя по рассказам, никто не рассчитывает, что кто-то когда-то переедет в этот город.

— Когда иду утром на автовокзал, все дворы тёмные, разбитые дороги, всё обледенело. Идёшь впотьмах, думаешь, как бы не споткнуться и что-нибудь себе не сломать, — описал жизнь в городе Николай. — Ты приходишь со школы, надо что-то купить. А всё, извини, до пяти все магазины. А где-то и до четырёх. Какие-то места, куда можно сходить поесть: ну вот пельменная есть на другом конце. Современных удобств тут, конечно, никаких нет. Старая Русса — это такая глухомань. И плюс такой колорит — ларьки такие есть, с решётками, рукописными вывесками краской, из 90-х. В Новгороде этого уже нет, а здесь ещё всё это есть.

Ещё одна проблема, с которой столкнулся петербуржец, — общественный транспорт. Раньше 20 километров до школы Николай проезжал на автобусе. Потом купил себе машину, так как у автобуса неудобное расписание: если, например, опоздаешь на трёхчасовой маршрут, то следующий придётся ждать до семи. И это при том, что ещё в четыре часа школа закрывается.

— Общественного транспорта в городе никакого нет. Вроде, какой-то есть, ты иногда видишь автобусы, но посмотреть, где и как они ходят, ты не можешь. Потому что на остановках нет расписания, где он базируется, ты тоже не знаешь, в интернете ты посмотреть не можешь, и остаётся спрашивать у местных, — поделился Николай Панюшев. —  Если тебе нужно какое-то место, тебе говорят: «Туда иди, там на Профсоюзке около бывшей аптеки». И ты такой: «А, ну, понятно». И идёшь как-то по азимуту, ищешь какую-то бывшую аптеку, у кого-то спрашиваешь. Благо город маленький, я его уже десять раз обходил, знаю, где там чего, подразобрался. Но изначально, когда приезжаешь, это весьма непростой квест. Такое постоянное исследование, где чего можно купить, достать.

Хотя рабочая неделя формально заканчивается в среду, опомниться удаётся только в пятницу. Ведь, помимо нагрузки и внеурочной работы, есть занятия с методистом по программе. Бывает, что половина выходного уходит на подготовку к занятиям. Участники работают первый год, и им хочется, чтобы уроки были интересны школьникам. «Скучать не удаётся, — прокомментировал учитель. — Такой провинциальной тоски вообще нет».

Фото Яны Сусловой и Анастасии Лазаревой