Краеведение
229

Увековечить память или втоптать в грязь: «щуська», «кочетуха», «рахмашка»

Увековечить память или втоптать в грязь: «щуська», «кочетуха», «рахмашка»
Увековечить память или втоптать в грязь: «щуська», «кочетуха», «рахмашка»

С XX века улицы городов часто называют именами известных людей. От стремления кого-то увековечить нередко страдает местная топонимика. Сохранить память о выдающемся человеке удаётся только формально. Его имя остаётся на табличках, но для людей улица Кочетова превращается в «кочетуху», Щусева – в «щуську», Менделеева – в «менделюху». Имя коверкается, а о самом человеке не вспоминают, когда используют что разговорный, что официальный вариант названия. Специалисты это понимают, но снова и снова сталкиваются со стремлением превратить карту города в подобие кладбища.

Политическая воля

В Великом Новгороде около 270 улиц. 40 из них (15%) носят имена героев войны, учёных – Зелинского, Попова, Менделеева, Боткина, Ломоносова, деятелей культуры – Державина, Рахманинова, Пушкина, Достоевского, архитектора Алексея Щусева, первого мэра Александра Корсунова, трагически погибшего милиционера Андрея Лаптева. Помимо них на карте города есть улицы Воинов-интернационалистов, Красноармейская, Пролетарский проезд. Они не имеют корней в местной топонимике. Поэтому их названия тоже можно считать мемориальными.

Удельный вес улиц, в имени которых увековечен человек или событие, в городе значительно уменьшился после возвращения средневековых названий в 90-е годы. В советское время Новгород пережил две волны меморализации. В 1919 году Губисполком переименовал 27 улиц. В основном, они получили имена революционных деятелей. Вторая волна переименований началась после войны. С карты города исчезли революционеры, не имевшие к Новгороду отношения.

В городе была тихая антигерманская зачистка. Революционные власти были германофилами, потому что равнялись на Маркса и немецкую революцию, а после войны германофильство было невозможно и немецкие фамилии с карты города постарались убрать. Исчезли улицы Розы Люксембург и других революционеров, а вместо них появились нейтральные оттопонимические названия – Пестовская и другие.

Татьяна Шмелёвапрофессор кафедры журналистики НовГУ

В середине 60-х годов во время подготовки в 20-летию Победы началась меморализация войны в названиях новгородских улиц. Им присвоили имена Герасименко, Красилова, Черемнова, Телегина, Бредова, Черняховского, Панкратова и других героев.

После распада СССР большинству этих улиц вернули исторические средневековые названия. Это вызвало протест части горожан, в первую очередь, ветеранов. И муниципалитет принял компромиссное решение. Так в Великом Новгороде появились двойные названия – Телегина-Редятина, Герасименко-Маницына, Черемнова-Конюхова. Часть из них откровенно вводит людей в заблуждение. Большинству и в голову не придёт, что «Конюхова» – характеризующее название (улица, на которой жили конюхи), а не часть фамилии человека.

В последний раз политическая воля стала причиной переименования улицы в 2002 году. Тогда Григоровскому шоссе присвоили имя погибшего мэра Александра Корсунова. Значительная часть новгородцев восприняла это решение «в штыки». До сих пор на любое предложение о новых мемориальных названиях жители города отвечают требованием вернуть прежнее имя проспекту от виадука до деревни Григорово.

Корпоративный феномен

В наше время вписать новое имя на карту города, как правило, предлагают местные активисты и организации. Топонимическая комиссия, а затем депутаты рассматривают их предложения. От роли инициатора власть, по большей части, отказалась.

Для увековечения стараются выбирать людей, связанных с Великим Новгородом. Меморализацию «чужаков» не приветствуют, даже если речь идёт не об улицах. Достаточно вспомнить установку памятника изобретателю Ивану Ползунову недалеко от вокзала. Многие до сих пор недоумевают, почему его решили увековечить именно в Великом Новгороде. Инициатива исходила от муниципальной организации «Теплоэнерго».

Подводник Николай Филин родился в Валдайском районе. Поэтому можно считать, что к Великому Новгороду он отношение имеет. Но и улицы его имени в городе не будет, по крайней мере пока. Хотя увековечить Героя России просили. Но инициатива исходила не от «своих». Просьба в топонимическую комиссию поступила из Ленинградской области. А круг тех, кто может предлагать варианты названий улиц, как мы уже говорили, ограничен.

Но и со «своими» не всё однозначно. Несколько лет назад кольцо на пересечении проспектов Корсунова и Мира получило статус площади и имя Василия Филимоненко. Увековечить память последнего комиссара новгородской милиции решило управление МВД. Многие новгородцы писали, что неправильно присваивать улицам имена просто достойных и порядочных людей, которых среди уже умерших и ныне живущих очень много.

– Коммеморативная практика регионализировалась и корпоратизировалась, – констатирует лингвистка Татьяна Шмелёва. – Улицам стараются присваивают только имена «своих». А выдвигают их корпорации. В топонимическую комиссию пишут бесконечные письма: «У нас есть очень хороший человек, назовите его именем улицу». При советской власти всё происходило сверху и было всеобщим, глобальным. Сейчас каждый город думает о том, как себя представить и увековечить тех, кто имеет заслуги перед ним. Точно так же рассуждают предприятия и ведомства.

Совет ветеранов недавно просил вернуть советское название «проспект Гагарина» улице Фёдоровский ручей. Топонимическая комиссия это предложение отклонила.

– Мы с огромным уважением относимся к Юрию Гагарину, – говорит член комиссии и заведующий отделом по культурному наследию городского комитета культуры Олег Демидов. – Но мы против того, чтобы в центре города убирать исторические названия. Топонимы, имеющие многовековую историю, подчёркивают уникальность нашего города. Розважу, Добрыню, Людогощу и Славную вы не встретите больше нигде. За пределами центра новые улицы, достойные такого имени, когда-нибудь появятся.

Втаптывание в грязь

Сейчас в Великом Новгороде введён мораторий на переименование уже существующих улиц. Город расстраивается медленно. Как правило, названия требуются совсем уж небольшим улочкам на окраинах. Достойны ли они имени выдающегося человека, – вопрос риторический.

У нас не осталось улиц, которые не названы. Некрасиво, когда имя героя присваивается улице, на которой и домов-то нет. Нужно разнообразить варианты увековечения. Имена героев можно присваивать различным подразделениям, названиям коллективов, предприятий, общественных организаций. Ну и улиц, конечно. Но просто назвать улицу чьим-то именем – недостаточно. Память выражается в том, как мы в дальнейшем относимся к этой территории. У нас были случаи, когда устанавливался памятник, а потом тропинка к нему зарастала, вокруг скапливался мусор.

Юрий Левковпредседатель городского Совета ветеранов, член топонимической комиссии

Недавно из-за отсутствия «подходящих» улиц было отклонено предложение увековечить имя основателя поисковой экспедиции «Долина» Николая Орлова. А после смерти академика Валентина Янина не единожды прозвучало мнение о том, что в Великом Новгороде должна быть улица и его имени. По правилам, для этого должно пройти не менее 10 лет со дня смерти. Однако из таких правил нередко делают исключения.

Назвать улицу в честь Янина призывают несмотря на то, что уже учреждена стипендия, приняты решения о появлении аудитории и Национального археологического центра имени выдающегося учёного.

– Надо, чтобы улица соответствовала масштабу личности, – рассуждает учёная Татьяна Шмелёва. – Где-нибудь в Кречевицах часть городской среды так не назовёшь. Улица – самый простой, но не всегда лучший вариант увековечения. Он не требует никаких усилий: прибил табличку – и всё. Несколько лет назад в Новгороде повесили адресную вывеску «улица Александра Ломоносова». Это сразу попало в интернет. Исполнителю работ пришлось извиняться. Но и фамилии тех, кого увековечивают – Рахманинова, Кочетова, Щусева, Менделеева, Державина – со временем превратились в «рахмашку», «кочетуху», «щуську», «менделюху», «державку». Это соответствует меморализации? Мне иногда кажется, что это – втаптывание в грязь.

По мнению Юрия Левкова, всё это идёт от незнания:

– Людям не запретишь говорить, как они хотят. Зачастую они просто не знают содержания того или иного подвига, чем знаменит человек, чем он заслужил уважение современников. Зная, они не позволили бы себе переиначивать, коверкать фамилии. Совесть бы не позволила, – считает председатель городского совета ветеранов.

***

Получается, что меморализация улиц совершенно неэффективна для сохранения памяти о выдающихся людях. Об открытиях Ломоносова и Менделеева, музыке Рахманинова, произведениях Пушкина и Достоевского образованный человек знает и так. Разбираться, кто такой Василий Филимоненко или Андрей Лаптев, увидев имя на адресной табличке или в «Яндекс.Картах», обычный человек, скорее всего, не станет.

Гораздо важнее сохранять на карте города уникальные местные топонимы. Но это не значит, что коммеморативные практики совершенно не имеют права на жизнь. Главное, чтобы они не превращались в трансляцию социальных и политических месседжей и уподобление города «доске почёта» или кладбищу.

Фото: Светлана Разумовская.