Кино
700

«Брат» – не более, чем поколенческий фильм»: преподаватель ВГИКа Ирина Сошникова – о том, как сделать кассовое кино с нуля и зависимости от Hollywood

«Брат» – не более, чем поколенческий фильм»: преподаватель ВГИКа Ирина Сошникова – о том, как сделать кассовое кино с нуля и зависимости от Hollywood

Смог ли российский кинематограф занять нишу массового кино? Сколько нам еще расти до уровня голливудских спецэффектов? Нужен ли России еще один «Брат» или обойдемся «Чебурашкой»? Самые наболевшие вопросы мы задали преподавателю кафедры продюсерского мастерства ВГИКа, члену Союза кинематографистов России, программному директору кинофестиваля «ВЕЧЕ» Ирине Сошниковой. В ноябре она была приглашенным лектором в Новгородском университете.

— После начала СВО и введения санкций, многие предполагали, что в России расцветёт пиратство. Оправдались ли опасения?

— Я думаю, мы проходим этот период вполне аккуратно. Если говорить о фильмах, выходящих на больших экранах, то в стране уже давно идет цифровизация кинотеатров. Сейчас почти везде транслируются цифровые копии, и они, как правило, защищаются ключами доступа. Если же говорить про старинные методы вроде съёмки «экранки» в зале, то и они не актуальны. Обычно в залах дежурят службы безопасности: я бы на этот способ точно ставку не делала, если бы была пиратом.

На фото Ирина Сошникова

Что касается размещения контента в интернете, в стране давно действуют новые тенденции дистрибьюции: цифровые онлайн-платформы, онлайн-кинотеатры стали полноценными игроками рынка и конкурируют даже с кинотеатральным показом. Соответственно, расцветая и прорастая корнями в организации показа, правообладатели и руководители онлайн-платформ очень трепетно следят за утечкой контента в интернет. Поэтому сейчас бывает очень сложно что-то найти в свободном доступе: мы часто видим надпись «Удалено по просьбе правообладателя». Тем не менее спокойно можем отыскать необходимую картину на том или ином онлайн-кинотеатре, заплатив деньги. Или это будет бесплатный кинотеатр, но он будет официальный: например, от холдинга ВГТРК Россия, Мосфильма.

— А удалось ли нам побороть зависимость от голливудского кино и обеспечить себя качественным кинематографом самостоятельно?

— Конечно, я лично в этом не сомневаюсь. Сейчас кто-то говорит, что якобы наступил сложный период, но это и период возможностей именно отечественного контента пробиться к зрителям.

История засилия голливудского кино в репертуарах кинотеатров не связана отсутствием отечественного.

Она связана просто с большим вложением денег в продвижение, в рекламу. А сейчас какие-то ниши освободились, и нашего контента вполне достаточно. Подтверждение тому – наполненные презентации кинорынков. Сейчас расцвет и бум регионального кинематографа: якутского, башкирского и так далее. Что и говорить про Москву и Петербург? Фильмов много, питчинги проходят у многих картин. Дай Бог, что ниши и репертуарные окна будут еще больше освобождаться, чтобы зрители смотрели отечественное кино. Хотя я могу сказать, что зарубежного контента и сейчас достаточно в репертуаре. Ушедшие мейджоры сделали хуже только себе, потеряв огромный рынок проката. А зарубежного контента от кинофестивалей и студий – не мейджоров – тоже много. Их картины вполне интересны и качественны.

— Удалось ли российскому кинематографу занять нишу массового кино?

— Да, мы же с вами видим результаты проката. Уже достаточное количество примеров фильмов, собравших больше миллиарда, больше двух миллиардов рублей. Это и «Чебурашка», и «По щучьему велению», и «Чемпион мира», спортивные ленты. Ну, то есть, ниша блокбастеров уже точно занята, всё в порядке. Живём, работаем.

— Успех таких фильмов, как «Чебурашка», «Вызов», «Время первых» —разовые попадания в нашу аудиторию или это какая-то намечающаяся тенденция в российском кинематографе?

—Думаю, что да, тенденция. Что касается тематики, если она спортивная, детская, то это очень грамотный ход продюсеров, поскольку она бьётся на широкую целевую аудиторию. Это семейный кинематограф, а значит автоматически вся семья пошла в кино – хоп! – и уже четыре билета. Ну, это логично, семейное кино всегда было. А спортивная тематика – это и патриотический дух, исторический дух и зрелищность. Космос – тоже замечательная тема, нужно не забывать и возобновлять свои традиции, свои достижения, и формировать культурный код в том числе в кинематографе.

— А что мы можем предложить сейчас всему миру из нашего кинематографа?

— Мы давно и много предлагаем миру авторского фестивального кино. К сожалению, оно редко становится хитом проката. Потому что с этими фильмами надо дополнительно работать, вкладываться в продвижение, в рекламу. Но многие зрители такие фильмы ждут. Вот смотрите: есть зрители 40–50 лет и старше, и вроде бы нельзя сказать, что это целевая аудитория кинотеатров, но на самом деле это совсем не так. Это прекрасный сегмент, ядро, сформировавшееся ещё в советское время, когда была у людей «привычка кинохождения», есть такой термин. И сейчас эти люди, привыкшие к хорошим, качественным картинам – не только зрелищного сегмента, но и сегмента авторского кино, пищи для ума – зачастую в репертуаре кинотеатров не могут найти то, что им интересно. Вполне вероятно, вхождение авторского жанрового кино в репертуар кинотеатров поднимет этот спящий сегмент зрителей. А что касается зрелищности, то наши блокбастеры прекрасно идут в зарубежных прокатах, собирают результативные показатели и в посещаемости, и в деньгах. Сейчас очень серьёзная ориентация на азиатские рынки. Там востребованы наши зрелищные картины, которые, может быть, не выстрелили в российском прокате, но стали хитами в Китае, например. А рынок Поднебесной – очень массовый. Поэтому я надеюсь, что мы возвращаем традиции «золотого века» российского кино, его советского периода.

— «Чебурашка», «Баба-Яга спасает мир», «По шучьему велению», «Майор Гром». У россиян пользуется успехом сказка и фантастика. Почему, на ваш взгляд, так происходит?

— Делать ставку на зрелищный кинематограф правильно. С другой стороны, чтобы реализовать такую идею, нужны большие бюджеты, «коллаборация» различных продюсеров, мощностей. И это будут не только производственные продюсеры, но и продюсеры со стороны прокатной дистрибьюционной компании, со стороны телевизионной компании. Они объединяются в конгломерат и создают блокбастер. Соответственно, делают ставку на широкий зрительский сегмент – семейное кино. Я рада, что стали возвращаться к русскому фольклору. У нас есть потрясающая золотая коллекция советских киносказок, и обычно в праздники по телевидению начинают их показывать. Стоит увидеть знакомые кадры и всё – садишься, начинаешь смотреть. Люди, которые сейчас работают в производстве, это помнят, чувствуют и у них срабатывают внутренние маячки. Они пытаются сделать сказки на новый лад, вкладываются в раскрутку.

Но я абсолютно уверена, что и картины с гораздо более скромными бюджетами, сделанные качественно, но из сегмента искусства, тоже будут пользоваться популярностью, если их продвигать. Как пример – образец якутского кино «Не хороните меня без Ивана». На фестивале «Вече» в Твери она стала триумфатором. История человека в начале века, который впадает периодически в летаргический сон. Такая вот простая вроде фабула, но картина потрясающая, уникальная, созерцательная. И она будет пользоваться успехом у зрителей, если их посадить в зал. Потом есть картина «Русский крест», о возрождении духа человека. Он вроде бы опустился на самое дно, а затем через веру возвращается и поднимает всё село, восстанавливает храм. Причём картина снята по поэтическому материалу. Герои разговаривают в стихах и под музыку. Но зрители выходят, ревут, но это слёзы очищения, слёзы счастья. И они спрашивают, почему эту картину мы не видели раньше, почему о ней не слышали, где ещё можно её посмотреть? Кино получило приз губернатора и приз за лучшую операторскую работу. Есть такие фильмы, и их надо в массовый прокат. Для этого нужны государственные сети, которые тоже постепенно возвращаются.

— Другая тенденция в кино — это ностальгия по Советскому Союзу. Как считаете, она будет сохраняться дальше?

— Пока живы те, кто помнят СССР, да, безусловно. И это очень правильно. И тут, понимаете, не то что тоска по Советскому Союзу, я бы по-другому сформулировала сценарную задачу и задачу авторскую. Это ностальгия не по форме, а по какой-то сплочённости, по общей идеологии, по дружбе народов. Это комфортные, правильные, яркие вещи, которые нужно возрождать. Пусть у нас территория и уменьшилась по сравнению с масштабом Советского Союза, но у нас самая большая страна в мире, многонациональная. Поэтому эти идеологические моменты объединяющие очень важно показывать, возрождать, пропагандировать. А объединяющим звеном может быть тот же спорт, культура.

— А как вы оцениваете развитие визуальных технологий в нашем кинематографе? Если говорить о «Чебурашке», который в фильме то маленький, то большой – это тоже невероятная работа проделана? И долго ли нам ещё расти до того уровня спецэффектов, как, например, в Голливуде?

— Вообще, честно говоря, да, мы находимся на этапе развития, но опять-таки это сравнение бесконечное с Голливудом неверно в корне. История развития техники и технологий кино говорит о том, что очень много Голливуд брал у Советского Союза. Немножко в прошлое вернёмся. Разработки научно-исследовательского кинофотоинститута и первый анимационный стереофильм – это наше. Walt Disney пытался переманить к себе главных советских создателей, приглашал совершенно открыто. Например, Павел Кулшанцев, которого называют крёстным отцом «Звёздных войн». Кубрик не сделал бы свою «Одиссею», не разобрав его методики. Система широкоформатного показа IMAX не случилась бы, если бы не было советских разработок «Стерео-70». Поэтому молодому поколению начала двухтысячных очень важно обернуться назад, совсем недалеко, и не делать своей точкой отсчёта голливудские блокбастеры. Многих из них бы не было, если бы не наши технологии. Что на данный момент? Да, конечно, перелом, распад страны, сказался на всех направлениях народного хозяйства, на всех логистических цепочках. Очень долго все вставали с колен.

Возвращаясь к визуальным эффектам, в России уже достаточно широкий спектр профессиональных VFX-студий, которые решают любые творческие задачи режиссёров. В «Чебурашке», например, одна из сложнейших motion capture технология (захват движения – прим. ред.) применяется точечно. Зато в фильме-катастрофе «Вторжение» Фёдора Бондарчука мы видим уже тысячи кадров с компьютерной графикой. И сделана эта работа отечественной студией Main Road Post благодаря российским программистам. Могу сказать, что сейчас, в принципе, наверное, ни одна картина не обходится без компьютерной графики, включая исторические картины, какие как «Союз спасения», «Восстание декабристов». Поэтому компьютерная графика В РФ уже на достаточно высоком уровне, и есть даже зарубежные заказы у наших ребят.

Если верить «Кинопоиску», то самый топовый по оценкам – фильм «Брат». С чем это связано? И чего не хватает нам, чтобы снять снова такое же классное кино, которое россияне признают шедевром?

— По поводу «Брата», что значит самый топовый? Самый топовый в плане чего? Рейтинга, звёздочек? Звёздочки – безусловно. Но на самом деле «Брат» – это просто поколенческое кино, это символ перелома, перехода. Конечно, он стал важной точкой отсчёта, но у каждой эпохи – свои символы. Фильм про Данилу Багрова – это зрелищное отчасти кино, но со смыслами, с философскими рассуждениями. Там есть экшн-кадры, но фильм не насыщен ими и строится не на них. Это говорит о том, что зрителям нужно смотреть про самих себя, им хочется увидеть отражение времени, хочется узнать какие-то ответы – есть свет в конце туннеля или нет. Поэтому потребность в кино, как и в искусстве, очевидно, есть. И картины, сделанные в этом сегменте, нужны и важны.

— Есть ли какая-то картина, которую уже можно считать точкой отсчёта для «новейшего времени»?

— Я, наверное, не возьмусь назвать конкретную одну картину. Но, очевидно, время рассудит, ведь для того, чтобы какой-либо фильм был обозначен таким образом, должно пройти ещё лет 15, да? То есть тот же «Брат» — он вот сейчас крут, но на момент выхода это был просто фильм. Как и «Бумер», в своё время.

— В чем будущее российского кино и в каком направлении оно, на ваш взгляд, будет дальше развиваться?

— Будущее в кадрах, которые сейчас растут. И очень хотелось бы, чтобы у молодых людей была насмотренность, знание и понимание истории кино. Она, в общем, не такая уж большая, сто с лишним лет. И сейчас, поскольку мы разговариваем в рамках Новгородского государственного университета, у меня вот такой призыв к студентам – у вас золотое время, когда надо смотреть, учить, изучать, читать. От вас зависит будущее развития кино.

Какие новейшие тенденции намечаются в кино?

Много очень интересных образцов появляется на онлайн площадках, как правило, в форме мини-сериалов. Что касается наполнения, безусловно, в них отражается день сегодняшний. Очень хочется верить, что молодёжь будет правильно оценивать ситуацию и всячески сохранять культурный и исторический пласт, неделимость и целостность страны.

— Вы как раз затронули тему многосерийности. Что вы можете сказать о будущем российских сериалов? И как в целом оцениваете такую продукцию? Еще есть мнение, что российские сериалы более конкурентны, чем наше кино, так ли это?

— Они более конкурентны с точки зрения продвижения к потенциальному зрителю, потому что пандемия сделала своё дело. Многих расслабило, что почти всё можно делать дома.

— Почему кинофестиваль «Вече» переехал из Великого Новгорода в Тверь?

— Каждый проект, видимо, имеет свой срок жизни, ищутся какие-то новые формы. Сам проект «Вече» жив, развивается и даже выходит на новый уровень. У него абсолютно та же команда, президент Светлана Сергеевна Дружинина. Поэтому абсолютно все друг другу желаем удачи.

— Можно ли сейчас с нуля войти в киноиндустрию и стать успешным? Или зритель не пойдёт на фильмы новичка?

— Ну что вы, конечно пойдёт. Если режиссёр дебютант, это не значит, что, например, в его фильме не принимают участие медийные артисты. Если они там есть, то на них может среагировать дистрибуционная компания, которая возьмет эту картину в прокат и будет продвигать. А если вся команда – это дебютанты, то правильный ход — кинофестивальное движение. Пройдя тур, достойное качественное кино может собрать энное количество призов, как за рубежом, так и в России. В РФ проходит до двухсот фестивалей. Это не много, учитывая масштабы нашей страны, часовые пояса и количество регионов. Если небольшой прокат, то картиной может заинтересоваться телевидение, которое купит право на 5–10 показов. И будет анонсировать ваш фильм как картину, которая уже завоевала почётные звания у профессионального сообщества. Не стоит забывать и об огромном сегменте новых платформ. Сейчас размыто понятие первичного рынка, вторичного рынка, как это было раньше: сначала кинотеатр, затем DVD — домашний формат, а потом картина выходила на телевидение, чтобы дать всем сегментам заработать. Сегодня платформы могут показывать новинки раньше кинотеатров. Также и телевидение может показывать раньше кинотеатров. Сейчас абсолютно нет правильного рецепта. Главное быть активным, дальновидным и неунывающим.

Лекции Ирины Сошниковой проходили при поддержке Союза кинематографистов России и Гильдии продюсеров, по приглашению кафедры философии, культурологии и социологии НовГУ, и лично заведующего кафедрой Сергея Маленко.

Фото пресс-служба кинокомпании СТВ, kinorium.com, пресс-служба правительства Новгородской области, Михаил Лебедев