Социальные науки
406

Заесть стресс: Как ситуация в семье провоцирует детское ожирение

Заесть стресс: Как ситуация в семье провоцирует детское ожирение
Заесть стресс: Как ситуация в семье провоцирует детское ожирение

Учёные Новгородского университета несколько лет исследовали влияние обстановки в семье на пищевые привычки ребёнка. В основном, дети переедают, глядя на родителей.

При этом, исследователи доказали прямую связь между ожирением ребёнка и конфликтами в семье. Они приводят к высокой тревожности и низкой самооценке.

Есть как папа

Пищевое поведение ребёнка формируется на первом году жизни, когда родители вводят прикорм. Уже на этом этапе важную роль играют отношения внутри семьи. Малыша необходимо усаживать за стол. У него должна быть компания — родители, бабушка с дедушкой. Ребёнок должен видеть, что все едят вместе. В первую очередь, по словам специалистов, у детей должен быть живой пример. В противном случае, есть он не будет. Или будет есть так, как едят в семье взрослые.

Нарушения семейных взаимоотношений провоцируют стресс у детей, расстройство личности и нарушения пищевого поведения.

Чаще всего ребёнок предрасположен к набору лишнего веса. Но у большинства детей серьёзный рост массы начинается со стрессовой ситуации.

Общаясь с мамами, мы выясняли: когда впервые произошла серьёзная прибавка — на пять, десять килограммов сразу? Они отмечали момент: например, семь лет. Мы разбирались, что тогда произошло. Многие связывали рост массы тела с тем, что ребёнок пошёл в школу: стресс вызвала адаптация к коллективу и смена питания после детсада.

У кого-то толчком стал уход отца из семьи, у кого-то — рождение брата, переезд или перелом руки. Всегда необратимые изменения в организме ребёнка, предрасположенного к лишнему весу, запускает стресс.

Александра Ершевскаядоцент кафедры общей патологии НовГУ, автор исследования.

Гиперопека и эмоциональное отвержение

Учёные работали с тремя группами детей 9-16 лет. В одной были здоровые школьники, в двух других — ребята с ожирением I-III степени. Часть прошла курс реабилитации, часть — отказалась. Всего в исследовании приняли участие 80 детей.

Здоровые дети участвовали только в анкетировании. Нельзя сказать, что в их семьях совсем не было проблем. Но именно у детей с ожирением учёные выявили достоверную связь между самооценкой, личностной тревожностью и весом.

Из 50 ребят только 12 воспитывались в гармоничных семьях. 34% испытывали эмоциональное отвержение родителями — ребёнок не соответствовал ожиданиям мамы и папы. 20% детей с ожирением, наоборот, взрослые окружили гиперопекой. 10 школьников воспитывались в неполноценных семьях, 24 — в деструктивных.

Дети, которые себя не любят

Больше половины детей с ожирением оказались интровертами - 62%, у 46% выявлена низкая самооценка. Для сравнения, у здоровых детей аналогичные черты встречались в два раза реже. При этом, низкая самооценка у детей с ожирением лишает их мотивации на лечение.

— Даже если у ребёнка есть мотивация, чтобы похудеть, он изначально понимает, что ничего не сможет, потому что у него ничего в жизни не получается, — констатирует Александра Ершевская. — Соответственно, ему тяжело выполнять рекомендации. Получается замкнутый круг, который не даёт ребёнку похудеть.

Полные дети компенсировали низкую самооценку и высокую тревожность неправильным и неумеренным питанием. У них была выявлена гиперфагия — стремление есть при отсутствии дефицита энергии. При этом, сами дети не могли объяснить, зачем они едят.

— И у детей, и у родителей мы выявляли алексетимию — это расстройство внутрисемейных отношений, когда члены семьи не умеют вербально выражать свои ощущения.

Мы спрашивали: «Зачем ты кушаешь? Испытываешь ли чувство голода?». Они не могли объяснить, зачем. Потом, когда мы их раскручивали, дети начинали понимать, что едят, потому что им тревожно или скучно. До начала лечения они не могли этого объяснить, как не могли сформулировать, что такое чувство голода. И то же самое — с родителями, — отмечает Александра Ершевская.

Итоги реабилитации

Часть детей прошла 21-дневный курс реабилитации, основанный на семейной психотерапии. Специалистам удалось снизить число детей с низкой самооценкой с 46% до 38% и интровертностью с 62% до 44%. Это было отмечено на фоне снижения антропометрических показателей — массы тела. Через год 30% участников исследования отметили положительные изменения внутрисемейных отношений. Всё это способствовало улучшению физического состояния детей.

Мнение психолога

Доцент кафедры психологии Новгородского университета Татьяна Архиреева, оценивая результаты исследования, отметила, что наряду с ситуацией в семье, переедание могут провоцировать особенности восприятия своего тела в подростковом возрасте. 

Основатели психоанализа утверждали: если мать пренебрегает нуждами младенца, это ведёт к фиксации человека на младенческой стадии развития. Такое состояние может провоцировать жадность, ненасытность, в том числе, к еде. Также нарушения пищевого поведения могут зависеть от восприятия своего тела, особенно в подростковом возрасте, когда есть много других социальных факторов.

Татьяна Архиреевадоцент кафедры психологии Новгородского университета

При этом, Архиреева отметила, что ряд исследователей в число факторов, влияющих на формирование образа тела, включают родительское воспитание и взаимоотношения с родителями.

Именно семья играет ключевую роль в формировании личности ребёнка. В подростковом возрасте она становится несколько ниже. Однако пищевые привычки складываются раньше. Поэтому от того, как ведут себя родители, как они питаются и выстраивают общение с ребёнком, зависит его будущее физическое развитие и здоровье.

Концепция для серии иллюстраций к материалу, создание героев: «Дизайн-платформа».

Фото: Светлана Разумовская

Подробнее с исследованием можно ознакомиться здесь: http://www.novsu.ru/file/1324459