Сотрудники
312

Сергей Журавлёв

Сергей Журавлёв
Сергей Журавлёв

«На гитаре можно научить играть даже человека, у которого нет слуха»

Звукорежиссёр Сергей Журавлёв работает на всех мероприятиях Новгородского университета: концертах, фестивалях, публичных лекциях, конференциях. Говорит: «Где требуется звук, там требуюсь я». В 90-е он играл в университетском оркестре, а сейчас преподаёт вокал, учит игре на гитаре, разбирается в технике и может сделать оборудование «из ничего».

Сергей Евгеньевич вспоминает, как в Антоново собиралась рок-тусовка, и даже «КиШ» хотели выступить там перед студентами. Почему, по его мнению, музыка «перестала быть для души и стала для ног», какие песни он слушает и чем нравится работа с молодыми.

«Я по образованию музыкант, преподаватель по классу трубы и руководитель эстрадного оркестра», — рассказывает Сергей Журавлёв. Ещё в школе он увлёкся музыкой: вместе со сверстниками собрал свою группу. «Сдавал экзамены и одновременно в ресторанах играл, деньги зарабатывал, — делится Сергей Евгеньевич. — Играли всё, что популярно. Если в «Утренней почте» популярна «Малиновка» — вечером её в ресторане раз 20 придётся за вечер исполнить».

После школы он окончил новгородское музыкальное училище — сейчас колледж искусств им. Сергея Рахманинова. Учился на одном курсе с будущим продюсером Виктором Дробышем. А в 90-е годы попал в эстрадный оркестр Новгородского университета.

— У Владимира Сороки была задумка такая. Он в Европу, в Америку съездил, посмотрел, как там всё красиво, и решил сделать оркестр у нас. При центре культуры и досуга работало много музыкантов, преподавателей, которые обучали студентов. Были и саксофонисты, и трубачи. Был солидный, большой оркестр. Поначалу выделили средства, и было всё хорошо. Потом постепенно одну ставку сократили, вторую, третью. А музыканты были очень классные. Все лучшие музыканты города тут в 90-е годы работали, — комментирует Сергей Журавлёв.

Многие переехали потом в Москву, работали с певицами Натали, Славой, Лолитой. «А почему вы остались в Новгороде?». «Женился, — отвечает Сергей Евгеньевич и добавляет: — Где женился, там и пригодился. Самое главное, что работа нравится. Любимая работа. Творческая».

Молодая энергия

Сергей Журавлёв обучает в НовГУ гитаристов и вокалистов. «Были времена, когда человек по 40-50 в начале учебного года приходило. Но до первой сессии ходит человек 40, потом остаётся человек 10. И к концу учебного года там 3-5 человек, кому действительно нужно», — сообщает преподаватель.

 

По его словам, интересно наблюдать, как воспитанники чего-то добиваются. Иногда за полтора месяца можно научить основам, чтобы ученик мог и сыграть, и спеть.

— Люди все творческие. Мне нравится. Я до того как сюда пришёл, пять лет работал в музыкальной школе имени Рахманинова, преподавал. Раньше обязательно надо было отработать по специальности. Там ходили детишки. Это немного другая работа. Надо больше терпения. Дети, как правило, не видят цели. У них часто нет интереса: привели родители. А со студентами, когда у них есть интерес, и самому интересно работать, — признаётся Сергей Журавлёв.

Все студенты приходят со своими инструментами. Чтобы научиться, нужно много репетировать и прикладывать усилия.

— Отваливаются те, кому неинтересно, — уверен Сергей Журавлёв. — На гитаре, я считаю, можно научить играть даже человека, у которого нет слуха. Была у меня такая практика. И причём очень много людей, которые вначале приходят, вот смотришь, ага, этому бог дал слух и талант, этот будет, — а фига с два. Он выучил три аккорда и всё. Вообще, чтобы научиться, надо упираться. Хоть на инструменте, хоть петь, это надо с утра до вчера упираться, чтобы чего-то добиться. Слух развивается. Всё развивается, и петь учатся. Как мышцы качаются, так и связки качаются.

Преподаватель допускает, что бывают случаи, когда заведомо на прогресс рассчитывать не стоит. Но всё же чаще всего люди просто никогда не занимались, и, если приложат усилия, то всё получится. Те, кто увлекается, потом сочиняют песни, делятся своим творчеством.

Музыка для души

 

Сергей Журавлёв в курсе современных тенденций в музыке, следит за «Грэмми». Говорит, что слушает разные песни, любые радиостанции: «Я всеядный».

— Иногда я не понимаю текст. То, что смысл не понимаю, я уже привык. А то, что текст не разобрать, для меня это на самом деле дико. Нас учили, что артист только тот, кто доносит до публики содержание песни. Раньше если артист пел душевно, понятно, у кого-то это выбивало слезу, — поясняет Сергей Евгеньевич.

Сейчас другая музыка: «перестала быть для души и стала для ног». Все хиты — танцевальные.  Хотя преподаватель называет некоторые любимые популярные треки, например, ARTIK & ASTI — «Девочка танцуй».

— Я очень грущу о тех временах, когда я был просто человеком, а не музыкантом, — добавляет собеседник. — Потому что когда я начинал музыке учиться, я как большинство людей музыку воспринимал: «нравится — не нравится». Было очень классно. Сейчас уже не могу так воспринимать. Слушаю музыку по-другому: вот здесь интересная партия бас-гитары, здесь интересный ритм.

Репетировать до ночи

Раньше в Антоново кипела творческая жизнь. Это было популярное место у молодёжи. В конце 90-х сюда хотели приехать «Король и Шут», чтобы выступить перед студентами, но концерт не состоялся.

 

— Я уже работал звукорежиссёром. Здесь у нас были все команды КВН, здесь был рок-клуб. Музыканты, которые сейчас в городе более-менее популярны, все здесь занимались, — замечает Сергей Журавлёв.

Актёры из театра вели сценическое искусство. Студентов учили ораторскому мастерству, публичным выступлениям. Знакомиться со сценой очень важно, подчёркивает звукорежиссёр. «Это дело полезное — научиться работать с микрофоном сначала. Многие люди с высокими постами в администрациях не умеют. Либо далеко говорят, либо со стойкой — солидный человек вместо того, чтобы поднять микрофон, наклоняется и говорит речь», — констатирует Сергей Журавлёв.

Никто не знает актовый зал лучше него: «Практически живу здесь». Когда идёт подготовка к мероприятию, иногда работают тут до двенадцати или до часу ночи. Поэтому как меняется акустика в зависимости от количества зрителей, какие ещё есть особенности, может подсказать Сергей Евгеньевич. Отмечают доброжелательность звукорежиссёра, часто он помогает перебороть страх сцены, тратит на репетиции личное время.

— Бывают курьёзы, — вспоминает он и приводит пример: — Пришла женщина со студентами. Я их расставил, говорю: «Вот здесь будете хорошо звучать». «Спасибо, ваши советы нам не нужны». Взяли поставили стойки к задней стенке. Когда набивается полный зал народа, звук совершенно  другой. Их не слышно. Они на меня смотрят — развожу руками. И потом мне претензию высказали: «Вы непрофессионально работаете». «Нужно было слушать, что вам говорят».

Те, кто работает с Сергеем Журавлёвым, рассказывают, что он может сделать оборудование «из ничего». При этом сам звукорежиссёр замечает, что нигде не учился, чтобы освоить техническую сторону, это годы практики.

— Пришёл сюда музыкантом, а стал звукотехником, звукооператором. Сейчас много кто звуком занимается — технари, в аппаратуре соображают, а не слышат, что делается на сцене. Нужно слышать, чего не хватает в звуке. Чего-то добавить, убавить. Мало просто подключить, чтобы это зазвучало. Надо, по идее, два образования, — добавляет Сергей Журавлёв.

На вопрос, что нужно, чтобы отдохнуть, преподаватель отвечает: «Я на самом деле не устаю. Жена отправляет на работу и говорит: "Что-то ты приходишь с работы сильно довольный. Наверное, там со студенточками общаешься. Молодёжь заряжает". Так и есть, наверное». Он подчёркивает, что очень нравится работать с творческими людьми, это даёт силы.

Фото Светланы Разумовской и из архива Центра культуры НовГУ