Выпускники
381

Александр Матюнин

Александр Матюнин
Александр Матюнин

«Без университетской базы трудно развиваться в профессии»

Известный в Великом Новгороде архитектор и дизайнер Александр Матюнин, а в настоящее время — главный архитектор ОАО «Российские железные дороги», начал свой путь в университет буквально со школьной скамьи. Учитель рисования заметила в Саше талант, и уже с пятого класса он стал учиться в специализированном архитектурном лицее, который был открыт по инициативе НовГУ.

— Саша, получается, что выбор твоей будущей профессии был предопределён ещё в средней школе?

— Да, я поступил в архитектурный лицей в пятом классе. Там осваивал обычную школьную программу, а после обеда к нам приходили преподаватели из университета и обучали азам архитектуры и дизайна, учили такому понятию как композиция, прививали чувство прекрасного. Учились так до девятого класса: по окончанию мы сдавали уже первый экзамен — эскизный проект коттеджа на метровом планшете. Защиту принимала комиссия из университета. Помню, как переживали и тряслись на защите. После девятого класса я пошёл учиться в архитектурный колледж при НовГУ. Там отучился два года и затем уже поступил в университет.

Скульптуры на досуге

— Это всё осознанно или родители настояли?

— Родители предложили попробовать пойти в эту сферу, я не отказался и потом не пожалел. Но прекрасно помню свои эмоции, когда учился ещё в школе и потом в колледже. Ребята гуляют во дворе после уроков, пинают мяч, мне тоже хочется. Говорю маме: всё, хочу тоже на улицу играть! Мама спокойно отвечала: «Бросай всё и иди, гуляй». Но я всё равно не шёл во двор, а сидел и рисовал. В общем, детство у меня было такое себе. Но я не жалею.

— Логично предположить, что ты поступил на отделение архитектуры и дизайна, тогда он назывался ФАИС (факультет архитектуры и строительства).

— Да, я поступил туда. На кафедру архитектуры. И был очень интересный момент при поступлении. Тогда возглавляла факультет (ФАИС) и кафедру дизайна архитектурной среды Татьяна Михайловна Кауда, и она была очень сильной фигурой в университете. И когда я пришел на вступительные экзамены, так как она меня уже знала по лицею, то сразу же сказала, что я должен идти к ней на кафедру. Но для себя я уже принял решение, что пойду на кафедру архитектуры, так как это направление считал и считаю до сих пор первоосновой в своей профессии. Мне кажется, ей не очень понравился мой выбор, после чего отношения с ней, мягко говоря, все годы учёбы у нас были прохладными. Только к концу обучения удалось выстроить коммуникацию, в итоге я выучился на бакалавра по направлению «архитектура» и в магистратуру уже пошел на «дизайн архитектурной среды». Тогда я уже начал плотно работать по специальности, в связи с чем из-за совмещения с работой стал не везде успевать с учёбой. Помню в один момент пришлось серьёзно навёрстывать упущенное и побегать за преподавателями, чтобы выйти на диплом и потом его защитить.

Александр Матюнин справа — спит на паре после очередного ночного рисования.

— Как ты заработал свои первые деньги?

— Я прекрасно помню свою первую работу. Это были не только мои первые деньги, но и первый опыт выхода из зоны комфорта. По работе приходилось много общаться с незнакомыми людьми и это укрепило во мне умение находить общий язык с разными людьми. В те времена было сложно с работой, выбирать не приходилось, и мы с радостью брались за любую. Я, например, рекламировал пиво в специальном костюме, в виде бутылки пива. И это стало для меня хорошей социальной школой. Позже уже работал в компании по производству наружной рекламы. И это была крутая работа.

— Какие воспоминания остались от университета?

— Это было самое беззаботное время. Это я сейчас прекрасно понимаю. И те проблемы, которые казались тогда серьёзными — сегодня пустяковые и смешные. Но всё-таки университет даёт каждому специалисту, кто его окончил, ту самую базу в профессии, без которой тяжело идти дальше. То есть без университетской базы трудно развиваться в профессии. Я благодарен тому, что у меня она есть: именно в университете меня научили чувству стиля, дали понятие прекрасного, основополагающего в архитектуре. Все остальные знания и навыки — это уже надстройки к университетскому образованию.

— Расскажи о своей профессиональной деятельности в Великом Новгороде. Ты сначала был известен в городе как дизайнер, а потом внезапно ушёл работать на руководящий пост в мэрию.

— Начинал я с дизайна. Сначала делал интерьеры, потом проекты коттеджных домов. Постепенно, когда работы получали одобрение заказчиков, стали приглашать проектировать и на общественные городские объекты. А когда ты делаешь свою работу с любовью, она получает одобрение и со стороны жителей. И в какой-то момент, когда работы в городе — здания и сооружения, стали известны широкой публике, мне неожиданно поступило предложение от Юрия Ивановича Бобрышева, он на тот момент был мэром города, поработать в администрации города. Заниматься вопросами архитектуры и градостроительной деятельности. Запомнилась его фраза, чтобы я отнёсся к городу как к проекту и сделал его таким, каким вижу в будущем. Потом стало понятно на практике, что не все так просто, но это отдельная история и отдельный опыт.

Установка фрегата «Флагман»

— Что было самым сложным в работе в чиновника?

— Работая в администрации, мне приходилось решать огромный спектр поставленных задач, и архитектура там была не всегда первой в списке. Также часто сталкивался с тем, что, например, проект в процессе создания продумывается чётко с точки зрения юриспруденции, соответствует нормативам, но совершенно не подходит нашему городу. Он его попросту изуродует. И тут мне пригодились использовать навыки коммуникации, которые я смог получить ещё в студенчестве: приходилось расширять кругозор застройщика, объясняя, по каким причинам появляются те или иные здания в городе, как они должны сочетаться друг с другом. И зачастую мы достигали взаимопонимания, и на выходе проект уже получался, в большей степени, интегрирован в городскую среду.

Александр Матюнин с президентом Союза Ганзейских городов Ян Линденау

— Расскажи о своей работе в РЖД.

— Я работаю главным архитектором в РЖД, в пассажирском блоке. Кстати, когда пригласили на эту работу, мне сказали, что такой должности раньше не было в РЖД. Так что, наверное, я первый архитектор в РЖД. В чем-то есть и плюсы, но так же есть и определенные сложности в связи с этим. Приходится многие процессы выстраивать впервые. Занимаюсь пассажирской инфраструктурой, в том числе, и реконструкцией вокзалов. Но я работаю не как хозяйствующий субъект, а больше определяю политику в отношении зданий вокзалов. Ведь многие из них — памятники архитектуры и важно, следуя всем ограничениям в связи с этим, эти здания привести функционально и эстетически к определённому регламенту РЖД, ведь это все-таки действующая пассажирская инфраструктура. И в тоже время, особенно если это новое строительство или реконструкция, нужно вписаться в существующую застройку.

— Ты легко согласился на эту должность, она ведь такая глобальная.

— Я был удивлён, конечно, необычному предложению. Но потом подумал: почему нет? Это новый опыт, новые знания, возможность принести пользу не только в Великом Новгороде. Тем более что уже был опыт работы как с небольшими проектами, так и крупными.

— Но ты же не нашёл эту работу по объявлению?

— Как я уже сказал, для меня это предложение было неожиданным. Видимо, по прежней деятельности как-то меня заметили. Хоть я и обычно уверен в себе, но все равно не мог понять, почему именно мне сделали такое предложение, понимая, что просто так в жизни ничего не бывает. А потом само в жизни всё так совпало, и я решился на переезд в Москву.

— Как в твоей работе тебе помогают знания, полученные в университете?

— Мне приходится смотреть много проектов реконструкций или строительства вокзалов, которые готовят архитекторы из различных проектных институтов и организаций. По этим работам зачастую можно определить, кому была изначально заложена правильная университетская база, а кто её усвоил не совсем хорошо. Проекты должны не только соответствовать всем нормам и ГОСТам, но и нести эстетику. Это очень важно для жизни людей. И я считаю, что эту составляющую в работе архитектора наш Новгородский университет закладывает не хуже других, главное — желание студента правильно усвоить знания. Посмотрев на разные работы, которые создают архитекторы в России, могу сказать, что и среди новгородских специалистов есть те, которые могут создать проект на достаточно высоком уровне, вопрос лишь в возможностях.

— У тебя есть опыт работы в госструктурах, в частности, в мэрии. Какую роль, на твой взгляд, играет университет в жизни города?

— Раньше университет и город существовали раздельно: пользовались друг другом, когда это было необходимо. И концепция «Город-университет» мне кажется логичной и нужной обеим сторонам. Вообще, я считаю, что Великий Новгород сильно недооценен: место уникальное, но многое как-то у нас «не до». Любую идею и концепцию нужно докручивать и делать сильной, требуется упорство и вера в то, что хочешь сделать, огромная роль слаженной командной работы, объединенной единой целью. В эту теорию я очень верю.

— Какие качества нужны молодым профессионалам, чтобы стать успешными в современном мире?

— Важно уметь делать свою работу, а не только иметь корочки того или иного вуза. Важно, чтобы человек любил дело, которым занимается, чтобы он хотел развиваться в нём и расти.

Фото из архива Александра Матюнина.