Эксперты
478

Дарья Соколова

Дарья Соколова
Дарья Соколова

Зачем доверять молодёжи и внедрять искусство в городскую среду

Преподаватель НовГУ Дарья Соколова объединила молодых новгородских художников, организовав проект «Дизайн-платформа». Вместе они творят современное искусство, готовят выставки инсталляций, сейчас работают над новой, презентация которой состоится в мае на акции «Ночь музеев». Арт-куратор «Дизайн-платформы» рассказала, как создала этот проект «от испуга», чем отличается молодое поколение и почему у них миллион возможностей, но так трудно заявить о себе.

— С чего начался ваш путь в дизайне?

— Со случайности. Я училась на учителя начальных классов в Педагогическом институте, мы должны были освоить допспециальность, чтобы вести кружки в летних лагерях. Я выбрала преподавать ИЗО. Нашу группу неожиданно из Антоново повели на Санкт-Петербургскую в Политехнический институт. Почему-то нас привели на кафедру архитектуры, оставили среди гипсовых голов, где мы провели четыре часа. Один из преподавателей кафедры — Евгений Леонидович Казанцев — произвёл на меня тогда сильное впечатление. Так я заново начала рисовать. И тогда же я захотела сбежать из педа на другой факультет. Понимала, что продолжать своё обучение в педе уже не могу: это не имеет никакого отношения к реальности. Реальная работа учителя в школе настолько другая, что проводить столько времени в институте, чтобы потом оказалось, что ты ничего не умеешь и тебе ничего не пригодится, было очень обидно.

— В чём проявлялось это ощущение оторванности от реальности, когда вы учились в педагогическом?

— На втором курсе нам стали преподавать методику тётеньки, которые, закончив вуз, отсидели в декрете, побыли в школе, наверное, один год, сильно испугались и решили, что больше никогда не будут туда возвращаться. И это была такая тоска. Я не понимала, как эти «знания» помогут мне учить детей? Потому что уже на втором курсе у нас была практика в школе. Узнав, в каких условиях работают педагоги, поняла, что это просто ад, я не готова там быть. Это подвижничество: всё сделано для того, чтобы ты выкладывался из последних сил, не имея почти ничего взамен. Мне это очень не понравилось. Я сделала всё, чтобы уже летом убежать оттуда с низкого старта. На выбор новой специальности повлияли слова Евгения Леонидовича: «Наверное, на «Архитектуру» тебе не стоит, но в этом году открывается новая специальность «Дизайн архитектурной среды», попробуй туда».  Туда я и подала документы. И нисколько не жалею, потому что потом началась совершенно другая жизнь.

— А каково сейчас быть вузовским преподавателем?

— Шикарно! Никогда не думала, что это и была моя мечта. Оказалось, что студенты — это самый адекватный возраст для меня. Обожаю подростков и студентов. Поэтому последние пять лет я особенно люблю работать с первым курсом. Очень большая разница между каждым набором. Очень интересно замечать нюансы в каждом новом поколении, как они сформированы, какие они другие, и это большой кайф. И вообще студенты — это люди, которые пытаются найти себя, а я человек, который тоже до сих пор ищет себя. Наверное, на этом мы сходимся. Мне интересно, как они думают, что говорят.

К сожалению, школа в старших классах из-за подготовки к ЕГЭ совершенно забивает в будущих студентах эту возможность — высказывать свои мысли. Как правило, им прививают мышление по шаблону, желание всё сделать на условную «пятёрку». Это крайне затягивает адаптацию начинающих студентов в университете.

Особенно на творческих специальностях. Нам нужен целый год, чтобы их раскрепостить, чтобы они начали более адекватно для творческой деятельности мыслить, действовать, понимать.

Прогнать сон из выставочных залов

— Почему вы создали проект «Дизайн-платформа»?

— Он родился от испуга. Пять лет назад, регулярно посещая выставки в Новгороде, я совсем не видела ничего нового. Картины одних и тех же авторов кочевали из выставки в выставку, иногда годами. И это было невыносимо скучно, создавало вечный сон в выставочных залах. А самое показательное случилось, когда, придя на выставку одного из новгородских художников с моими первокурсниками, выяснилось, что они совершенно не знают, что делать в выставочных залах. Пятнадцать человек выпучили на меня глаза и сказали: «Мы не очень понимаем, что тут делать. Можно мы пойдём, если нет никакого задания? Вопросов у нас нет». Я у них на следующий день спросила:

«Ребята, скажите честно, кто впервые был на художественной выставке?». Подняли руки больше половины студентов из группы. Тут мне стало просто плохо. Я поняла, что мы теряем новое поколение, им совсем не интересно, что делают художники.

Тогда «Дизайн-платформа» начиналась как просветительский проект. Мы вместе с одним из руководителей Музея художественной культуры Новгородской земли Ольгой Валентиновной Гусевой создали курс, как смотреть искусство. Для моих первокурсников регулярно устраивались занятия в музее, где ребят учили взаимодействовать с картинами. Ольга Валентиновна это делала с такой любовью, что студенты стали обожать музей.

Поскольку я тогда параллельно работала в колледже искусств, где у меня также были занятия со студентами, от них бесконечно слышала вой: «Нас опять гонят на выставку, мы не хотим!». Из студентов просто создавали массовку для открытия, потому что если никому не интересно, то надо хотя бы студентов согнать. Я считаю, это отвратительное отношение к молодому поколению, которое демонстрирует полное игнорирование его мнения.

Я подумала: надо что-то сделать. И мы со студентами специальности «Дизайн среды» колледжа искусств предложили музею сделать макет-игру, которая называлась «Азбука Десятинки», где в виде букв зашифровали все основные объекты комплекса бывшего Десятинного монастыря. Выполняли мы эту работу в рамках проектной практики, в конце которой состоялась торжественная презентация макета-игры в музее. Бонусом к этому создали фотоигру. В музее оба объекта оказались дико востребованными. И это нас вдохновило. Началось активное сотрудничество, потому что сотрудники музея поняли, что мы можем сказать что-то новое в современном новгородском искусстве. И с нами можно работать. Так начали появляться новые проекты и выставки.

Доверять молодёжи

— В чём вы видите главное отличие молодых художников?

— В свежести взгляда. Они готовы экспериментировать, и это очень важно. Желание найти новые подходы к творчеству позволяет авторам получить оригинальный результат. В музее «Дизайн-платформу» ценят именно за то, что мы умеем создать интригу. Никто не знает, какой будет выставка в итоге, даже если мы назвали тему и сказали, что это будет выставка-инсталляция. В этом преимущество молодых. Никто не понимает ход их мыслей. Когда команда проекта приступает к монтажу, в залы приходят все сотрудники музея, все хотят помочь и, заодно, удовлетворить любопытство. И это здорово, потому что так создаётся ощущение чуда, — что и должно вызывать искусство.

Ещё молодые авторы часто должны бороться со стереотипами, которые им навязывает старшее поколение, которое, к сожалению, очень закомплексованное. От него начинающие часто слышат в свой адрес: «Ты ничего не сможешь», «Это никому не нужно», «На что ты тратишь время?», «Найди нормальную специальность!».

Мне кажется, нужно больше доверять молодёжи. Им нужна поддержка, потому что молодость — это непростое время понимания и принятия себя, а постоянный негативный фон лишь усиливает дистанцию между поколениями. Я каждый раз смотрю на ребят в «Дизайн-платформе» и удивляюсь, насколько они талантливые и как упорно готовы работать. Скажу прямо, я не нахожу такого же отношения к делу среди большей части людей моего поколения.

— Чего не хватает молодым авторам?

— Уверенности в себе. Не наглости, а именно уверенности. Им необходимо выстроить внутри себя ощущение творца: даже если мне все вокруг говорят, что это не имеет смысла, если я чувствую, что это мне нужно, я буду это делать. И тогда смысл в этой деятельности станет очевидным. Это показали художники «Дизайн-платформы». Они обретают уверенность: создают собственные выставки, привлекают зрителей, пробуждают интерес к современному искусству в нашем городе. Но ребятам не хватает бюджета. У молодёжи нет собственных средств, чтобы делать что-то большое, значительное. А сейчас нужно делать именно масштабные проекты, время маленьких штучек ушло. Это стало следствием развития городской среды, изменение принципов её комфорта.  Её надо чем-то наполнять. Поэтому пришло время выпустить молодых авторов в город.

— Какие возможности открываются для участников «Дизайн-платформы»?

— Основной девиз «Дизайн-платформы» — «человек человеку — возможность». Первое, что мы говорим новичкам: «Осознай свой ресурс». В проекте принята командная работа, где сразу становится видно, что у всех разный творческий потенциал, и это первый «ресурс», которым можно с другими поделиться. Вместе получается более интересный продукт. Главное в проекте — это реализация. Для меня важно, чтобы художник  вытащил из себя  творца, потратил время и силы, но мог сразу увидеть результат. Проект «Дизайн-платформа» даёт реализацию. Наши выставки проходят только на главных площадках города, мы не выставляемся в библиотеках, в актовых залах и холлах гостиниц. «Дизайн-платформа» предлагает шанс каждому молодому художнику, если он хотя бы немного поверил в себя, — приходи в проект, испытай себя, познакомься с участниками команды, поработай над выставкой, и твою работу увидят сотни людей. Это шанс попробовать себя в искусстве. Это не альбом в смартфоне. Это не картинки, которые в закрытом альбоме увидят несколько лучших друзей, это серьёзный вызов.

— Часто ли вы сталкиваетесь с непониманием вашего творчества?

— Нет. К нам ещё никто не подошёл и не сказал в лицо: «Вы зря тратите время».

Не быть под цвет стены

— Как рождаются ваши темы? Вы как куратор проекта придумываете объединяющую идею или это совместно с командой происходит?

— Благодаря «Дизайн-платформе» я глубоко погрузилась в мир современного искусства, много смотрю, изучаю, что происходит в мировом искусстве. У ребят, в связи с тем, что все они учатся, на это нет достаточно времени. Поэтому последние несколько проектов тему задаю я. Мне, как куратору, понятна работа с городскими площадками и то, куда проекту нужно двигаться, чтобы не потерять актуальность. А ещё важно, чтобы тема была такой, чтобы увлекла художников, помогла бы им выразить себя. Я очень рада, что пока команда мне доверяет. Получается, что большая часть всех организационных вопросов на мне, а они творят, и это здорово.

— Что вы думаете о культурной жизни Великого Новгорода?

— Не сказать, что что-то бурное происходит. Очевидно, что идёт очень большое культурное расслоение: старенькие — сюда, а молоденькие — туда. Нет площадок, где поколения могли бы объединиться. Потому что у молодых уже свои интересы, своя музыка, своё кино, — то, что совершенно никак не стыкуется со старшим поколением, даже с поколением своих родителей, потому что у тех тоже своя музыка, своё кино, свои локации, где молодым неинтересно.

Всех могла бы объединить городская среда. Но городские праздники по-прежнему проходят в сценарии а`ля Филипп Киркоров. Культурные институции не доверяют молодым авторам, держат их на дистанции. Из-за этого непонимание растёт, и старшее поколение не может увидеть, насколько прекрасны их дети.

Я этому поражена. Единицы, кто в городе готов работать с молодыми художниками. И университет не исключение: где в университете увидеть подобные выставки?

— Нет каких-то площадок, где они могли бы заявить о себе?

— Конечно. Потому что отсутствует нормальный выставочный зал.

— Центр творческой интеллигенции в Антоново, например.

— Вы знаете, сколько туда добираться? А режим работы? Я на своём опыте знаю, что университетские залы в субботу, воскресенье не работают. А днём они работают до четырёх. Кто туда может прийти? Мы выставлялись в университетском зале, и что? Кто видел эту выставку? Культурные площадки должны изменить свой формат и режим работы.  К сожалению, часто музеи, культурные центры становятся подработкой для людей старшего возраста, где они могут спокойно дорабатывать до пенсии или получать дополнительную зарплату к пенсии. Им нужна тишина, спокойствие, желательно поменьше людей в залах. Да и зарплата там мизерная, что исключает появление молодых сотрудников. Поэтому я крайне благодарна коллективу работников Музея художественной культуры Новгородской земли за сотрудничество. «Дизайн-платформа» полностью разделяет политику музея: выставка должна сопровождаться событиями. Мы впервые обкатали этот формат на выставке «Покорители стен», сделав в её рамках фестиваль «Дизайн-платформы». Он включил в себя целый ряд мероприятий: встреча с командой ДП, экскурсии для учеников школ, проведение мастер-классов по абстрактной графике, пресс-конференция авторов выставки, торжественное закрытие. Такой движ в течение четырёх недель оправдал себя полностью. Наши залы никогда не пустовали. На мой взгляд, требуется больше людей в нашем городе, которые готовы работать в рамках такой культурной политики.

— Какие перспективы у выпускников кафедры дизайна?

— Перспективы офигенные. Сейчас время сложных, но интересных задач. Потому что в обществе кардинально меняется отношение к городскому пространству. Это вызов времени, и важно сбросить ненужный багаж комплексов типа «я ничего не умею» и понять, в какую тему ты готов вкладывать свои время и силы. Но для меня остаётся загадкой, почему молодые люди не учат иностранные языки? Ведь это сильно увеличило бы возможности для творческого роста. Если хочешь заниматься искусством, езжай туда, где есть современное искусство, как делали великие. Вернёшься и будешь знающим человеком.

Меня пока очень расстраивает позиция некоторых молодых авторов: «Я такой вот серенький под цвет стены, откройте меня, найдите меня». Да никто не будет открывать.

Сегодня при доступности таких возможностей, как продвижение в соцсетях, использование публичных площадок интернет-ресурсов, создания собственного YouTube-канала, я не понимаю, почему люди не пользуются всем этим. Меня искренне расстраивает, что даже не у всех участников «Дизайн-платформы» есть свои творческие аккаунты. А ведь столько всего интересного уже можно выложить.

Выходить в город

— Что сейчас актуально в современном искусстве?

— На мой взгляд, сейчас искусство во многом стало лабораторией по работе с современными материалами. Расстояние между творческой лабораторией художника и дальнейшей  реализацией этих находок в архитектуре, в дизайне среды сократилось до реально видимых сроков — месяц, полугодие, год. Вот, вроде, совсем недавно это ещё делали художники в галереях, и ты вдруг видишь в свежем журнале, как эти опыты превратились в очередной небоскрёб, или большой торговый центр, или музей современного искусства. Это поражает.

Художники в современном мире отвоевали огромные пространства. Торговые центры стали отдавать всё своё пространство под масштабные инсталляции. Вообще стремление современного мира избавиться от стандартного, вернуть себе индивидуальность, расширили возможности художника. Все борются за внимание человека, поэтому каждое значимое произведение в архитектуре и в городской среде становится событием, диковиной, на которое потом ездят смотреть миллионы туристов.

Таким образом, современное искусство стало крайне востребованным. Я на себе это испытала: в 2017 году сбылась моя мечта, я поехала в Амстердам. И мне совершенно не был интересен исторический центр. Это первый город, в котором самое интересное — ездить по новостройкам. Обозревать современные районы и кварталы, смотреть, как они строятся, кем заполняются, какая жизнь в них происходит. Мы с другом все десять дней потратили на то, чтобы гонять по новостройкам, мостам, отвоёванным у моря землям. Такой современный город невероятно красив.

— Какие сферы в дизайне, в профессии в целом вам интересны сейчас?

— Сейчас я больше стремлюсь к аналитической деятельности. Глобальный тренд на качественную городскую среду дошёл и до нас, и теперь каждый горожанин воспринимает город целиком как своё жизненное пространство. Но постсоветский город к этому совсем не подготовлен, а вот, самое удивительное, что исторический город — очень подготовлен. Он даёт то разнообразие мест, площадок, ощущений, которое необходимо человеку в XXI веке. Новое поколение профессионалов, которым сейчас 25–30, и более молодые ребята, которые только приходят сейчас учиться на кафедру «Дизайн», хотят видеть город более открытым, гуманным, сложным, хотят больше комфорта. Но не алчного, потребительского, а комфорта, при котором есть красота и удобство для всех. Это сильно отличает их от моего поколения, которое «ошпарено» 90-ми, где было чёткое расслоение на «свой–чужой», на «сильных» и «слабых». Мне очень нравится молодое поколение, оно более гуманное, гораздо менее агрессивное. И наш город должен тоже «подобреть».

— Вы со студентами проводите городские исследования? Чего они касаются?

— Я веду на старших курсах несколько дисциплин, касающихся проектирования различных объектов и комплексов в городской среде. Исследование — это необходимая часть проектной истории. Когда мы выходим в конкретную среду со студентами, мы изучаем подробно все процессы, которые происходят на данном участке города, пытаемся их обозначить, сделать выводы и на их основе выставить «диагноз» среде — какие сценарии жизни существуют на участке, как на них влияют положительные и отрицательные факторы, что будем считать потенциалом участка и поддерживать, что нужно корректировать и какими методами. Всё начинается с большого блока анализа, а потом — разговор о проблемах и потенциале места. На основе этого выводится техническое задание, которое позволит его улучшить, разработав комплекс проектных предложений.

— За последнее время какие территории вы проанализировали и к каким выводам пришли?

— Для меня два года назад стала откровением аналитическая работа с участком исторического центра Новгорода вокруг церкви Двенадцати Апостолов на Пропастех на улице Десятинная, там, где у нас располагается Дворец спорта. А в этом году мы со студентами четвёртого курса проводили исследование среды квартала с церковью Власия, это на улице Мерецкова-Волосова. Оба участка такие привлекательные, маленькие, уютные, на первый взгляд, но совершенно не работающие городские территории. Особенности наслоения различных сценариев жизни на участке, порой взаимоисключающих друг друга, делает проектирование на нём неадекватным, чужеродным, просто сложным. Плюс важность культурного контекста. Ведь сохранение исторического облика города, его индивидуальности — это очень важно. В Европе это настолько грамотная работа — просеивание буквально через сито всех фактов, тщательная реконструкция, подробнейшая реставрация и длительные комплексные программы. У нас этого нет.

— Если брать не историческую часть, а новые микрорайоны Новгорода, как вы их оцениваете? Насколько там комфортно, с вашей точки зрения?

— Я думаю, что это не город. Отсутствуют основные понятия, которые делают город узнаваемым. Там есть только дороги, стоянки, жилая застройка и очень усечённые дворы. В них отсутствуют площади, бульвары, набережные, парки, скверы, качественные детские площадки. Есть только жилмассив, где люди должны выживать в своих ипотечных ячейках. Эти территории бесконечно разрастаются, уплотняются, добавляются примитивные функции торговых центров, но качество их только ухудшается. Близость реки игнорируется, близость леса — уничтожим. И больше всего меня пугает бесконечное повышение этажности. Я вообще большой противник повышения этажности в Новгороде. Это разрушает исторический облик города, что значительно понижает его комфорт. К сожалению, советская тенденция не переломлена. Мы к городу так и не вернулись, остались на уровне спальных районов.

— В последнее время по федеральной программе «Комфортная городская среда» пытаются благоустроить парки в Западном, Луговом, Завокзальном микрорайонах. Что вы думаете о результатах этого благоустройства?

— Мне очень жалко, что на данный момент благоустройства этих территорий от их некогда заявленных площадей остались «рожки да ножки», а застройка вокруг них уплотнилась в разы. Ярким примером является аллея Юности в Западном районе. Строительство Завокзального микрорайона, возведение торгового монстра «Мармелад» и стоянки для него, плохой дренаж территории привели к полному исчезновению ландшафта на данной территории.  В результате мы увидели абсолютно голую аллею с оставшимися берёзами на голом глиняном поле, на котором теперь нужно развивать парк. Я часто общаюсь с активистами «Нового города», которые проводят колоссальную работу по благоустройству этих территорий, и мы понимаем, что многих ошибок можно было бы избежать, если бы эта программа в первую очередь обеспечивала нормальную качественную работу над проектными предложениями по территориям. А пока довольно часто именно «дизайн в подарок» почему-то должен идти? Не там экономим, ой, не там.

Фото Светланы Разумовской и из архива «Дизайн-платформы»