Музыка
196

Почему мёртвые становятся героями

Стена памяти Виктора Цоя в Киеве
Стена памяти Виктора Цоя в Киеве

О мёртвых — или хорошо, или... А если речь о знаменитостях? В среде поклонников смерть практически гарантированно превращает человека в идола. Любое упоминание кумира, выходящее за канонические рамки, воспринимается как покушение на святое. В «канон» обычно входят только признание значительной роли умершей знаменитости и сожаление по поводу того, как мало она успела сделать. Ирония или неканоническое использование образа кумира провоцирует истерику у поклонников. Вспомните реакцию на клип «Цой» группировки «Ленинград» и трейлер фильма Алексея Учителя «Цой». Как формируется культ умерших знаменитостей? Почему смерть заставляет поклонников и не только их идеализировать? Насколько глубоки корни этого явления, «Газон.Медиа» разбирается вместе с философом, критиком, а также специалистами по традиционной культуре и современным медиа.

Главная тема человечества

Смерть во все времена привлекала внимание и пугала людей. О ней думали и говорили, но старались не называть. Слова «мёртвый» и «умерший» заменяли эвфемизмами «покойник» и «усопший». Смерть становилась поводом вспомнить жизнь человека.

Тема смерти, пожалуй, главная тема для человечества. И если человек оказался к ней причастен, тем более причастен ярко, он привлекает к себе внимание. Когда внимание привлечено, хочется разобраться, почему так произошло, возникает интерес к его жизни.

Сергей Аванесовзаведующий кафедрой теологии Новгородского университета, доктор философских наук

Рэпер XXXTentaction

За примерами глубоко в историю погружаться не нужно. Хип-хоп артист XXXTentaction был известен, в основном, в среде поклонников мамбл-рэпа. После новостей о его убийстве во время ограбления песни исполнителя начали искать даже не интересующиеся жанром люди. Нечто похожее в меньших масштабах происходило недавно и после внезапной смерти фронтмена группы Power Trip Райли Гейла.

— Смерть — самое важное событие в жизни человека, — считает литературный критик, член Академии современной русской словесности Мария Ремизова. — Но жизнь длительна и предполагает динамику, а смерть — моментальна и предполагает статику, то есть никаких изменений дальше быть не может. А статика не способна долго удерживать интерес.

Тем не менее, моментальный интерес может иметь продолжение. Кто-то из узнавших о человеке, благодаря его смерти, может надолго увлечься его жизнью. А интерес уже сложившихся поклонников смерть хорошо консервирует. Если же умерший был восходящей или состоявшейся звездой, его образ закрепляется в массовой сознании и мифологизируется.

Пушкин и злые духи

Часто рано ушедших знаменитостей называют «мёртвыми героями». Понятное дело, это не нравится их поклонникам. Но и у тех, кто не относится к их числу, подобные определения вызывают негатив. Причина — в зависимости массового сознания от культурного контекста.

— Образ выдающейся личности может даже не соотноситься напрямую с её творчеством, — говорит сотрудник лаборатории этнологии и социокультурных исследований Новгородского университета Илья Мельников. — Классический пример — Пушкин. На постсоветском пространстве его знают все, но я уверен, что даже на уровне школьной программы его мало кто читал по-настоящему. Разве что диалоги из «Капитанской дочки» да «Письмо Татьяны», которые штудируются на уроках литературы. Тем не менее, его образ в массовом сознании предельно устойчив. Помимо школы, он сформирован фильмами, анекдотами, рекламой, интернет-мемами. Частью этого мифологического образа стала и преждевременная смерть.

Как вы отреагируете, если вам скажут, что «Пушкин — мёртвый герой»? А между тем основные черты налицо — ранняя и трагическая смерть, практически обожествление в массовом сознании. Александр Сергеевич — часть нашей мифологии, как и Виктор Цой, Владимир Высоцкий или Валерий Харламов.

Владимир Высоцкий

Обратите внимание, из двух звёзд равной величины в большинстве случаев лучше относятся к той, которой уже нет среди живых. Почему Цой — «наше всё», а Шевчук или Кинчев — «сдувшиеся уже не те»? Чем вызван такой трепет перед умершими рано?

— Преждевременный уход из жизни во все времена воспринимался, как особенное событие, — поясняет Илья Мельников. — В архаичной и народной культуре люди, не «дожившие свой век», превращаются в злых духов. Различные «высокие» религии вывели из этой категории людей, погибших за веру, создав мифологию мученичества. Античная культура знала патетическое преклонение перед «благородной смертью» за идею (например, Сократ, выпивший цикуту). Новое время принесло эстетизацию ранней смерти романтического героя и целую волну политического мученичества, от русских народовольцев до современных левых радикалов. То есть культ публичной ранней смерти имеет солидный культурный бэкграунд. Не важно, как и почему оборвалась жизнь известного человека. Ей обязательно будет приписан определенный смысл, и она будет вписана в мифологический образ умершего.

Герои и современники

Иногда про рано ушедших кумиров говорят, мол, хорошо, что «не успел опопсеть». Это практически прямой упрёк тем знаменитостям, которые начинали вместе с ним.

— Человека, который ушёл из жизни в молодом возрасте, хочется видеть в исключительно положительном свете, — подчёркивает Сергей Аванесов. — Он мало успел и видится практически мучеником. А зачем жалеть того, кто прожил долго, насытился днями? Он сделал больше того, за что его можно критиковать. Молодой, может быть, не успел ещё наломать дров. А человек пожилой мог ошибаться, неадекватно относиться к себе, начать себе памятник строить при жизни, а за это, конечно, все его будут осуждать. Мы оцениваем человека и с точки зрения того, когда он умер — вовремя или невовремя, рано или поздно. Кто умер рано, кому умирать молодым, тот, соответственно, герой. А в отношении того, кто долго жил, больше поводов для критики.

Ранняя смерть и долгая жизнь подсознательно соотносятся практически как массовый блокбастер и элитарное арт-хаусное кино.

Конечно, обстоятельства смерти оказывают влияние на ее восприятие, причем решающее. Это же общий закон — дайте экшен, получите внимание. Куда пойдет массовый зритель — на остросюжетный боевик или на тягомотную артхаусную рефлексию? Трагическая смерть молодого ньюсмейкера — это готовое кино. И потом остается ощущение, что он мог еще сделать что-то крутое, великое, и смерть этому помешала — в этом тоже кроется какой-то подспудный, возможно, и неосознаваемый, но влияющий на восприятие «сюжет».

Мария Ремизовалитературный критик

Один из автопортретов Ван Гога

Но работать на долгую посмертную славу он может, только если человек ярко проявил себя при жизни, даже если для современников это осталось незамеченным.

— Когда речь идёт о посмертном признании, именно пробудившийся интерес к творчеству провоцирует интерес к обстоятельствам жизни и смерти его создателя, — рассуждает Илья Мельников. — Так произошло с Ван Гогом и Кафкой. Сама по себе смерть — это хоть и трагическое, но все же обыденное явление. Исключительность ей способна придать лишь массовая мифология. А для этого персона должна быть публичным выразителем неких ценностных категорий общества.

Именно поэтому культовой фигурой стал и остаётся участник группы Sex Pistols Сид Вишес. Жизнь абсолютно посредственного музыканта стала выражением образцов поведения для целого культурного направления. Для некоторых и смерть Вишеса стала образцовой.

Забытые герои

Андрей Зализняк

Приумножит ли смерть популярность известного человека, или его забудут, предвидеть невозможно. В этом убеждена эксперт по управлению конфликтами и выстраиванию эффективной коммуникации Ирина Кибина.

Культ личности после смерти не предскажешь. Многим кажется, что человека никогда не забудут, но проходит время, и о нём перестают вспоминать. На известных кладбищах могилы известных некогда людей порой заброшены, на них ничего, кроме памятника, нет. А там, где похоронены те, кто при жизни большой популярностью не пользовался, наоборот, и через 10 лет — цветы. У любого явлении есть краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные последствия. Мы никогда не знаем, забудут человека или нет. Это один из моментов, почему считается неправильным сразу называть улицы именами только что умерших людей. Есть очень известные личности, которых спустя десять лет помнят единицы. Пример в Великом Новгороде — Андрей Зализняк. Его помнят только те, кто понимает глубочайший вклад в диджитализацию русского языка, ведь весь рунет работает на его алгоритмах. Я боюсь, что то же самое может стать и с Яниным.

Ирина Кибинаэксперт по управлению конфликтами и выстраиванию эффективной коммуникации

По словам Ирины Кибиной, обратным примером служит трагически погибший мэр Александр Корсунов. Однако в сохранении памяти о нём ключевую роль сыграло всё же переименование Григоровского шоссе. Думается, что большинство новгородцев о Корсунове не помнит ничего, кроме обстоятельств смерти.

Игорь Тальков

Примерно такая же судьба, по мнению этнолога Ильи Мельникова постигла популярного на рубеже 80-х и 90-х годов певца Игоря Талькова. Обычно его вспоминают раз в год — в день убийства.

Его творчество было актуально конкретному моменту и отражало массовую квазиполитическую мифологию конца 80-х и 90-х годов с балами, белыми офицерами, казаками и православием. Ушло время, и он стал как бы анахронизмом. Смерть в данном случае актуализирует не его творчество, а его личность, как знаменитости. Но в теории, если вдруг возникнет ситуация, когда публичный творческий облик Талькова станет актуален, его будут вспоминать не только в контексте трагической кончины. «Символическую» жизнь известного человека, если выразиться точнее, продлевает не смерть сама по себе, а ее интерпретация в рамках сложившегося образа массовой мифологии.

Илья Мельниковсотрудник лаборатории этнологии и социокультурных исследований

Главное, в чём сошлись наши собеседники: «мёртвым героем» может стать только исторически значимая личность. Сделать идолом посредственность не сможет даже смерть.

Фото: golos.ua, dancehallmag.com, pixabay.com, globallookpress.com, event-map.ru, hist-phil.ru, mosday.ru.

Материалы по теме