Студенческая жизнь
2099

«Я пять лет работал сантехником, чтобы оплатить учебу» – личный разговор с узбекскими студентами

«Я пять лет работал сантехником, чтобы оплатить учебу» – личный разговор с узбекскими студентами

В Новгородском университете учатся около 130 студентов из Республики Узбекистан. Большинство из них – в сфере медицины. Есть также будущие радиоэлектронщики, экономисты, юристы. Среди них есть те, кто предпочти НовГУ столичным вузам, и даже те, кто не променял Россию на США. Чинить сантехнику москвичам, открыть халяльное кафе, учить термины по YouTube – самые трогательные моменты жизни и учебы узбекских студентов НовГУ – в материале «Газон Медиа».

Влюбленный в сердце


Фозил Курбоналиев учится на врача и мечтает работать кардиохирургом

Пятикурсник Фозил Курбоналиев учится на врача и мечтает работать кардиохирургом. В Узбекистане студент получил среднее медицинское образование и наработал два года практики. В России это позволило ему параллельно с учёбой помогать пациентам в травматологическом пункте и больнице городской Клиники № 1.

— Я как Лео Бокерия (один из ведущих кардиохирургов мира – прим. ред.) – влюблен в сердце, — говорит Фозил. — Впервые живой бьющийся орган нам показали на практике. Я был потрясен увиденным и понял, что кардиохирургия — моё. Эти специалисты – единственные, кто умеет и останавливать, и заводить главный человеческий мотор. В будущем я планирую заниматься также пересадкой сердца.

В том, что за образованием надо ехать в Россию, у Фозила сомнений не было. Выбор стоял между Великим Новгородом и Томском. Сомнения разрешились в пользу НовГУ – здесь предоставляли место в общежитии. Выбрав, не пожалел: город оказался уютным и красивым, а климат даже лучше, чем на родине – прохладно, и дышится легче. 

Учиться вначале было тяжело. Сказывалось и незнание языка, и привычка жить с родителями «на всем готовом». Но если с бытовыми сложностями справился быстро, буквально через пару дней научился и готовить, и стирать, то с языком пришлось сложнее.

— Живя в Узбекистане, я почти не говорил по-русски, — вспоминает Фозил. — А здесь мне пришлось одновременно с медицинскими дисциплинами погружаться в языковую среду. Я не всегда с первого раза понимал лекции, но выручал YouTube: открываем, ищем термин, например «репозиция». Смотрим: действие при переломах со смещением – тянем руки пациента особым образом – и кости встают на место. Так я и изучал терминологию.

Теперь Фозил в Великом Новгороде чувствует себя как дома и помогает адаптироваться уже другим новичкам – узбекским студентам. Будущий кардиохирург признается, что мечтает свозить родителей на хадж, отблагодарив их за помощь. «Но это дорого, придется стать действительно хорошим специалистом в своем деле», - отмечает пятикурсник.

Говорить по-русски


Муродулло Нармурадов работал сантехником в Москве, чтобы оплатить учебу

Будущему пластическому хирургу Муродулло Нармурадову перед учебой несколько лет пришлось быть гастарбайтером в Москве. Чтобы оплатить занятия, требовались деньги, которых у семьи Муродулло не было. Трудился сантехником, кровельщиком, хватался за любую работу. Основное требование – в бригаде обязательно должны были говорить по-русски, чтобы практиковаться в языке.

Документы в университет Муродулло смог подать в 2021 году. Из пяти вузов, в три прошел по конкурсу, в том числе на бюджет Московского медико-стоматологического университета имени Евдокимова.

— Но внезапно друзья позвали провести неделю в Новгороде, куда сами приехали на учебу, — говорит Мурадулло. — Я вышел из поезда и понял – не хочу в столицу, буду учиться здесь, пусть даже платно. Город очень тихий по сравнению с Москвой, здесь не требуют документы на каждом шагу, не смотрят косо. В НовГУ мне понравилось то, что иностранные и русские студенты учатся в общих группах. За два часа мы все перезнакомились. Теперь по выходным часто вместе готовим еду. Особенно однокурсникам «зашел» узбекский плов. С удовольствием делаем ишламу, шурпу, иногда – самсу.

Но много времени отдыху уделять не получается: медицина стала главной целью в жизни. Два дня в неделю Мурадулло работает медбратом в больнице Клиники № 1.

— Это была мечта моей семьи, чтобы единственный сын стал врачом, — рассказывает Муродулло. — Я рад, что поступил. Бедный пациент или богатый, «тяжелый» или не очень – ты всем помогаешь одинаково. Это особенная жизнь. Я сейчас работаю в терапии, но хочу стать пластическим хирургом. И если у меня появляется свободное время, я провожу его в хирургическом отделении и смотрю, как проходят операции.

МухаммадАзизбек Шахобов в Великом Новгороде живет со школьного возраста, учится на первом курсе Юридического института. Ранее изучал право в колледже НовГУ. Как признается МухаммадАзизбек, поначалу ему было трудно учиться из-за склонности к различным хулиганствам.

— Но педагоги в колледже умели заинтересовать даже «сложных» студентов, многое объясняя на личном опыте, — говорит МухаммадАзизбек. — Преподаватель БЖД служил в Афганистане, учителя социального и экономического права – тоже военные в отставке. Их было интересно слушать.

На практике в Мировом суде и в региональном Минтруда и соцзащиты населения студенту уже приходилось консультировать людей, попавших в трудные ситуации, объяснять сложные правовые вопросы простым языком. МухаммадАзизбек уверен, что в профессии юриста самое ценное – помощь людям.

Халяль и европейская одежда


Дилафруз Озодова выбирает между учебой на дерматовенеролога или патологоанатома

Дилафруз Озодова тоже учится на врача-лечебника. Однажды, еще на родине, на приеме у ЛОРа она услышала, как пациенты благодарили его за помощь. Это было настолько горячо и искренне, что Дилафруз вдруг остро захотелось самой оказаться на месте того доктора. НовГУ она выбрала после презентации университета в Ташкентской медицинской академии. Годом ранее в Великий Новгород также уехали несколько знакомых девушки.

— В первый учебный день я волновалась: вдруг возникнет языковой барьер, недопонимание, и это как-то скажется на учебе. Но переживания были напрасными, — вспоминает Дилафруз. — Одногруппники только по акценту поняли, что я не местная – это всё моя европейская одежда. Стали спрашивать, откуда я. Так и завязалась дружба. Мне было очень интересно рассказывать о наших традициях и обычаях. Многие из них связаны с кухней, с едой. Например, когда в России говорят слово «томаты», то имеют в виду помидоры. Для меня это звучало странно, у нас «томат» – это томатная паста. Лаваш у нас означает всю шаверму, а в России – лаваш из теста.

С профессией на будущее Дилафруз пока не определилась: выбирает между учебой на дерматовенеролога или патологоанатома.


Мехринса Ашурова заканчивает магистратуру НовГУ

Мехринса Ашурова – будущий дипломированный менеджер, заканчивает обучение в магистратуре НовГУ. В Великом Новгороде улыбчивую женщину многие знают как владельца кафе «Навруз» неподалеку от Политехнического института.

— Я с малых лет училась в русской школе, меня всегда тянуло в Россию, — вспоминает Мехринса. — У нас был вариант переехать в США, но мы решили – поедем в Россию. В Новгороде понравилось то, что он небольшой и зеленый. Люди здесь отзывчивые, легко было найти общий язык. Я решила получить экономическое образование, чтобы более эффективно вести бизнес. Мы специализируемся на халяльной еде, поскольку в Новгороде ее очень мало и она довольно дорогая. Я и в обычной жизни бережно отношусь к национальным корням, стараюсь дарить людям что-то с нашим колоритом. Обычно это или чайники, или блюдца из знаменитого узбекского фарфора. Для женщин в возрасте стараюсь подобрать наши атласы, шарфы, шелковые платки. Мне хочется вызвать у людей теплые воспоминания об Узбекистане и о прошлом, когда мы все жили в одной стране – Советском Союзе.

Слева направо: Мехринса Ашурова, Муродулло Нармурадов, Дилафруз Озодова, МухаммадАзизбек Шахобов

Недавно в Великом Новгороде побывал Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Узбекистан в РФ Ботиржон Асадов. Он встретился с узбекскими студентами, расспросил их о жизни в России и об учебе. Во встрече также приняли участие генеральные консулы Республики Узбекистан в Москве и Санкт-Петербурге – Мехриддин Хайриддинов и Алишер Бабаев, представители правоохранительных органов и молодежных движений. В ходе встречи обсуждалась возможность создания волонтерской организации, которая будет заниматься адаптацией иностранных студентов.

 

Фото Ольга Слабада, Муродулло Нармурадов, Дилафруз Озодова, Фозил Курбоналиев