Книги
184

Начитанные: Дарья Прохорова о притягательной литературе и книгах, спасающих в трудные моменты

Начитанные: Дарья Прохорова о притягательной литературе и книгах, спасающих в трудные моменты
Начитанные: Дарья Прохорова о притягательной литературе и книгах, спасающих в трудные моменты

Студентка магистратуры НовГУ Дарья Прохорова возглавляет отдел литературы на иностранных языках в Новгородской областной универсальной научной библиотеке. Недавно девушка перевела книгу православного священника из США Стивена Фримана «Everywhere Present: Christianity in a One-Storey Universe» — «Бог одноэтажной вселенной». Она рассказала «Газон.Медиа», что ей нравится читать, с героями каких книг не хотелось расставаться и на какую литературу стоит обратить внимание переводчикам и пишущим людям.

Ольга Муравьёва «Как воспитывали русского дворянина»

Мне очень интересна тема, которую можно сформулировать так — «Россия, которую мы потеряли». С ней связан и целый пласт дворянской культуры. Кто были эти люди, которые столько раз за историю нашей страны являли образец благородства и мужества, в чём состоял их «кодекс чести» и чем интересны их жизненные установки для нас, людей XXI века — об этом и многом другом книга учёного-филолога, потомка древнего дворянского рода Ольги Муравьевой.

Думаю, узнать о принципах дворянского воспитания было бы интересно не только современным родителям, но и всем, кто вне зависимости от возраста занимается воспитанием собственной души. Здесь и вполне ожидаемые строгая дисциплина, серьёзные физические нагрузки, умение вести себя в обществе. Кстати, первое правило того самого хорошего тона гласит: «Следует вести себя так, чтобы сделать своё общество как можно более приятным для окружающих».

Но главное для меня вот в чём: дворянского ребёнка ориентировали не на успех, а на идеал. Например, быть образованным, смелым следовало не для того, чтобы достичь славы, богатства, «карьеры», а потому, что дворянин должен быть таким — «положение обязывает», или noblesse oblige. То есть во главу угла становится этическое значение поступка, а не его практические последствия. Казалось бы, подобное воспитание не даёт человеку качеств, необходимых для преуспевания. Но если под жизненным успехом понимать не только внешние блага, но и внутреннее состояние человека — чистая совесть, высокая самооценка, — то такое воспитание оказывается не таким уж непрактичным и обретает глубокий смысл.

Лев Толстой «Война и мир»

Я читала роман-эпопею дважды, первый раз в школе, второй — в очень тяжёлый период моей жизни во взрослом возрасте. В первый раз, думаю, мало что поняла в романе, во второй — он практически меня спас.

Не хочется говорить общие слова о важности русской классической литературы, но, как пишет Дмитрий Быков, она давно стала нашей национальной религией. И в «Войне и мире», конечно, присутствует русский национальный код. Горнило страданий, очищающих душу, иррациональность русской победы, в которой главное — ничего не просчитывать, доверять судьбе и жертвовать собой, семейное счастье как главное счастье в жизни — лишь некоторые из сквозных тем романа и всей русской литературы. Поражает, насколько это многогранное, многоуровневое произведение.

В тот сложный момент «Война и мир» помогла мне лучше любого психолога, я забыла про свои проблемы и жила жизнью героев. Особенно близок мне оказался Пьер Безухов и его искания. Тогда же я посмотрела мини-сериал BBC «Война и мир», который рекомендую всем, кто ещё не посмотрел. В конце книги я плакала — так тяжело было расставаться с героями и их удивительным миром. По-моему, это один из признаков хорошей книги, — когда от расставания с её героями плачешь. Думаю, обязательно прочту «Войну и мир» и в третий раз.

Джон Рональд Руэл Толкин «Властелин колец»

Такое же жгучее чувство грусти от расставания с героями я испытала, когда дочитывала «Властелина колец». На тот момент я училась в старших классах школы, а точнее — лежала в инфекционной больнице. И снова чтение стало моим спасением.

 

До сих пор не укладывается в голове, как автор смог создать не просто мир, а целую вселенную, населённую такими разными существами… Он придумал не просто языки для своих многочисленных героев, но целые языковые семьи. Именно из увлечения лингвистикой и родился мир «Властелина колец», а сам Дж. Р.Р. Толкин был в первую очередь лингвистом — преподавателем английского языка и литературы в Оксфорде. И — убеждённым католиком, что не могло не отразиться на книге, которая стала настоящим сплавом христианства, лингвистики и мифологии.

Вселенная Толкина при всём своём разнообразии и размахе очень по-английски уютная и почти домашняя (Мордор не считается!), а тема дома, возвращения домой — одна из ключевых. Это делает книгу очень притягательной.

Чарльз Диккенс «Рождественская песнь в прозе»

Очень люблю жанр рождественского рассказа, родоначальником которого принято считать Чарльза Диккенса. Рождественский или святочный рассказ призван напомнить читателям о ценности домашнего очага, о необходимости делать добро, заботиться о других, проявлять милосердие.

Отличительная черта рождественского рассказа — внутреннее преображение героев, они прощают своих врагов и преодолевают трудности, достигают заветной мечты или избавляются от тяжёлой жизненной ситуации — чудесным образом. Эбенизер Скрудж, главный герой повести Диккенса, в начале повествования — злобный скряга и одиночка, а в конце — благотворитель, искренне любящий людей. Очень интересно наблюдать его внутреннее преображение, но без чуда и волшебства тут не обошлось!

Кстати, в русской литературе традиция рождественских рассказов вполне прижилась: особенно популярны они были в XIX веке. Замечательные святочные рассказы оставили Достоевский, Чехов, Куприн, Лесков и менее известные русские писатели.

О.Генри «Дары волхвов»

Ещё один замечательный рождественский рассказ — «Дары волхвов» О.Генри, и, по-моему, это одно из лучших произведений о любви. Простой и глубокий одновременно, он повествует о двух бедных супругах, Делле и Джиме Диллингхэм. В канун Рождества каждый из них отказался от самого дорогого, что у них было, чтобы сделать подарок любимому. Не буду раскрывать сюжет этого рассказа. Скажу лишь, что за своей простотой он таит удивительную мудрость, и трогательный неимоверно!

Автор написал свою рождественскую историю спонтанно, на одном дыхании, ожидая свой заказ в старой нью-йоркской таверне, но название её не случайно. Ведь если за подарками стоит бесконечная любовь, готовая на жертву ради любимого, — это уже не просто подарки, а Дары волхвов.

«Мой талисман» — стихи Александра Пушкина в переводе на английский язык Джулиана Генри Лоуэнфельда

Книга-открытие. Теперь Пушкин звучит на английском языке живо, мелодично, легко — благодаря замечательному американскому поэту и переводчику с русской душой Джулиану Генри Лоуэнфельду. То, что он смог сохранить в переводе настроение, атмосферу и музыку пушкинских строк — настоящее чудо!

В уникальном двуязычном издании более 140 избранных стихотворений «Солнца русской поэзии», почти весь «Евгений Онегин» и подготовленная Лоуэнфельдом биография поэта. Рекомендую всем, кто интересуется поэзией, английским языком и поэтическим переводом.

Нора Галь «Слово живое и мёртвое»

Книга, написанная классиком советского и русского перевода Норой Галь. Благодаря её мастерству русскоязычный читатель узнал Антуана де Сент-Экзюпери, Джерома Сэлинджера, Харпер Ли и многих других зарубежных авторов.

В основе книги примеры неудачных языковых и стилистических решений переводчиков, авторов и редакторов, которые сопровождаются кратким анализом и предложениями более удачной замены. Эту книгу, в которой Нора Галь обобщает свой многолетний профессиональный опыт переводчика и редактора и выступает за выразительность и естественность языка, думаю, стоит прочесть каждому пишущему человеку.

Фото Светланы Разумовской

Материалы по теме